July 31, 2019, 11:17 AM

«А вас я попрошу остаться». Как Алексей Текслер создал экологический совет в Челябинске

Глава Челябинской области создал новую структуру, которой будет отдана ключевая роль в поиске решения экологических вопросов.

Возле здания правительства области стояло несколько люксовых автомобилей. Но даже среди них выделялся новейший Mercedes Gelandеwagen, несмотря на весь лоск роскоши, имеющий флер чуть «прибандиченного» авто. На «гелике» сверкали краской свердловские номера. Стало понятно, что на совещание, которое созвал глава Челябинской области Алексей Текслер, приехали действительно все. Даже те, чья штаб-квартира находится в Екатеринбурге.

В зале заседаний собралось не менее 50 человек. Здесь были чиновники областного правительства, собственники и руководители крупнейших промышленных предприятий региона. Разумеется, общественные экоактивисты всех мастей — от «СтопГОКовца» Василия Московца и изобретателя странных компактных датчиков, которые в теории должны определять уровень загрязнения атмосферы, Дмитрия Закарлюкина, до члена Общественной палаты РФ и, если кто помнит, все еще как бы экоактивиста Феликса Панова и коммуниста Михаила Махова, ведущего проект «Антисмог». Но было и немало не очень знакомых, не челябинских лиц. 

Во главе стола — два массивных кресла. Одно занял Алексей Текслер. Другое досталось Рашиду Исмаилову, председателю Российского экологического общества, одному из самых авторитетных в стране экспертов в сфере охраны окружающей среды. 

Именно господину Исмаилову, как выяснилось чуть позднее, отдана ключевая роль в экологических замыслах главы региона. Текслер во вступительном слове в который уже раз сказал про региональный экологический стандарт, который предстоит разработать (в том числе участникам координационного совета), и про то, что «по-старому больше не будет».

 «Сегодня актуальны вопросы качества воздуха и воды, а также озеленения городов и экологизации транспорта. Это целый комплекс вопросов. Сейчас уже принят федеральный закон о квотировании выбросов, а предприятия оборудованы самыми новыми технологиями, но стандарт Челябинска должен быть чуть выше этого. Поэтому мы все вместе должны решить, каким он будет и какие будут механизмы его реализации, — конкретизировал глава региона. — Создание стандарта будет одним из ключевых треков совета. Предлагаю привлечь к этой работе независимых экоэкспертов международного уровня. Сейчас настало время перенимать мировой опыт и поднимать уровень российских экологических решений. Особое внимание нужно отдать тому, что любое решение будет решаться общественностью. Необходимо представлять полную отчетность».

Затем Алексей Текслер передал слово Рашиду Исмаилову. Тот, разумеется, сказал много уместных, но все же немного дежурных слов про «важность общественного контроля, активности, инициативности». Но затем перешел к куда более интересному.

Так, выяснилось, что челябинский экосовет будет не столько внутрирегиональным (и это в очередной раз превратилось бы в подобие склоки лебедя, рака и щуки), сколько выстроенным в расчете на участие в проблемах экологии Южного Урала ведущих российских и даже международных специалистов.

«Прошлая работа не принесла должного результата, эту страницу нужно переворачивать», — объяснил это решение господин Исмаилов. После чего начал перечислять все институты, госкорпорации, образовательные и научные учреждения, специалисты которых непременно примут участие в работе экосовета. 

В нем оказались и РЖД, и Московский госуниверситет, и аналитический центр при правительстве РФ, и Центр стратегических разработок, близкий к главе Счетной палаты РФ Алексею Кудрину, и Сбербанк, и институт физики атмосферы Российской академии наук (РАН), и Институт народнохозяйственного прогнозирования все той же РАН, и Всероссийский научно-исследовательский институт экологии, и даже российский филиал консалтинговой компании KPMG.

 «Ряд ключевых задач включит в себя важнейшие шаги для работы совета. Это и мониторинг, и информирование людей, и многое другое, — рассказывал господин Исмаилов. — Эксперты для работы в Челябинской области рекомендованы минэкологии России».

Ход на самом деле ключевой и очень показательный. Этим, с одной стороны, обнуляется все, что было связано с экологическими обсуждениями, спорами и площадками до этого. А с другой стороны, к решению экологических проблем Южного Урала подтягивают действительно лучших (и, что особенно важно, реально независимых) экспертов России и зарубежья. 

Готовы и очень хотят видеть в числе участников совета и представителей промышленных предприятий. А вот кого не будет — это чиновников. И это принципиальное решение. Не менее принципиален и подход к открытости всех, кто так или иначе связан с экологией, в том числе промышленников. Обязательная открытая отчетность может стать нормой закона для российских предприятий. Такая инициатива будет внесена в правительство.

Что же до организационных вопросов, то пока не определена площадка для деятельности совета. В Челябинске функции бэк-офиса берет на себя Российское экологическое общество.

После выступления Исмаилова Алексей Текслер попросил собственников и руководителей промышленных предприятий пройти в его кабинет. Что они и сделали.

 «А вас я попрошу остаться и продолжить работу», — попросил Текслер еще и Исмаилова. Что тот и сделал и предоставил слово тем, кто остался в зале.

Партнер, руководитель группы операционных рисков и устойчивого развития российского филиала компании KPMG Игорь Коротецкий рассказывал больше про то, что связано с его профилем деятельности. Про то, что многие западные партнеры российских компаний очень интересуются вопросами экологии и экологичности тех предприятий, где они покупают продукцию. А инвесторов (несмотря ни на какие санкции) волнует открытость экологической информации предприятий, в которые они могут инвестировать свои ресурсы и финансы.

«Объем активов в инвестиционных фондах, которые следуют принципам «ответственного инвестирования» — 86 трлн долларов», — назвал самую внушительную в этот день цифру господин Коротецкий. И еще минут 10 рассказывал про «зеленые» и «карбоновые» облигации и дополнительной добавленной стоимости (а по сути, наценке), которую любой производитель может спокойно получить к цене своего товара, если он произведен с соблюдением экостандартов. 

«Нужно показывать предприятиям стимулы», — резюмировал представитель KPMG.

Собственно, именно этим в этот самый момент (пока на совещании продолжали выступать с прекрасными речами и умными предложениями ученые, чиновники и общественники) и занимался этажом ниже Алексей Текслер. И, судя по тому, с какой скоростью улепетывал от здания правительства черный «гелик» со свердловскими номерами, «кто не понял, тот поймет»...

Комментировать