March 22, 2019, 9:15 AM

Битва за храм: чем опасна радикализация дискуссии

Дискуссия вокруг строительства в центре Екатеринбурге храма святой Екатерины из соцсетей перемещается на улицы. Штаб оппозиционера Алексея Навального проанонсировал вторую акцию в защиту сквера, в котором решено возвести культовый для многих объект. Православная общественность города отступать не намерена, ее лидеры констатируют: храму быть – и точка. Удержится ли противостояние в рамках закона и есть ли угроза стабильности в Свердловской области - ЕАН приводит на эту тему мнение одного из бывших высокопоставленных сотрудников мэрии города. Наблюдающий за работой новой администрации со стороны экс-чиновник по традиции попросил сохранить его анонимность.

«Так иногда бывает, когда очень неглупые, но невеликие люди затевают и организуют масштабные дела со своими очень невеликими целями. Когда все уверены, что делается нечто большое и на века, а на самом деле кто-то хочет избежать наказания за расколотую чашку.

Когда вырубают лес, чтобы среди тысяч и тысяч щепочек потерялась одна щепочка, ради которой на самом деле и достали топоры и пилы. Это первое, что приходит на ум спустя несколько дней после многолюдных и дорогих акций в поддержку или против возможности строительства храма святой Екатерины, покровительницы Екатеринбурга, на территории нынешнего сквера на набережной Городского пруда. 

Ничего эти акции не решали, не определяли. Решение о строительстве принято. Принято достаточно давно. Логику его в свое время объяснил мэр Александр Высокинский: "Губернатор Куйвашев принял решение, что храм будет построен перед Театром драмы, и надо всем прекратить обсуждение, начать исполнять принятое решение". Сроки строительства тоже достаточно понятны. Новый храм, как заявляется, станет своеобразным подарком к 300-летию Екатеринбурга, значит, в 2023 году будет он стоять на набережной Городского пруда.

Только это ни в малой степени не делает менее интересными детали и последствия, в том числе политические, акций. Сразу оговоримся, что оставим за скобками информацию о массовых подвозах на акцию иногородних, о дискуссиях, 3, 4 или 15 тыс. человек приняло участие в молебне. Про известных артистов упомянем лишь в связи с тем, что участие Грачева и Галустяна создавало коммерческий и несколько комедийный эмоциональный фон акции.

Интереснее сказать о тех, кого не было. В том, кого и почему не было, кроется первый вывод. Тот же мэр Высокинский, который очень технично возложил ответственность за принятие решения о строительстве на губернатора, не был замечен на молебне. Минимально было число федеральных, областных и городских депутатов.

Посчитали правильным найти повод не участвовать в акции в поддержку строительства те, кто, пусть в наших специфических условиях, участвует в выборах и чье политическое будущее зависит от общественного мнения. Очевидно, потому, что оценивают как негативные последствия для себя публичной поддержки стройки. Это первый и достаточно любопытный вывод из событий 16-17 марта.

Ответ на вопрос об участии в молебне губернатора Куйвашева также достаточно очевиден. Правда, неравноудаленность от влиятельных бизнес-групп не есть вывод минувшего воскресенья. 

Такой, как нарастающая радикализация конфликта и обозначившаяся готовность обеих сторон и далее накручивать ситуацию и предпринимать действия, мобилизующие сторонников, желание перевести дискуссию на поле своих оппонентов. Физическое же, пусть и непреднамеренное, пересечение активных апологетов способно вывести ситуацию за рамки правового поля.

Современная, совсем недавняя история нашего города являет пример того, какие действия готовы предпринимать представители крайних радикальных православных течений. Ремонт киноконцертного комплекса «Космос» после поджога его Дмитрием Мурашовым обошелся бюджету Екатеринбурга, по официальной информации, в 20 млн рублей.

Напомним, причиной, побудившей радикального православного активиста Мурашова действовать, стало неприятие им художественного фильма «Матильда», того образа, в котором в киноленте предстал Николай II. Начинали же противники проката «Матильды» также с шествий, стояний, молебнов и подписания открытых писем и обращений. Декларирующая приверженность православным ценностям радикальная общественная организация «Сорок сороков» уже публично делегировала своих представителей на мероприятие.

Радикализация процесса и вовлечение в него сторонников крайних мер - это, наверное, главный итог прошедших выходных. А это уже вполне оформленная угроза общественной стабильности в Свердловской области. 

Есть определенные дискуссионные моменты по итогам противостояния «концерт-молебен», значимость которых не очевидна и станет понятна по прошествии определенного времени. Конфликт вокруг строительства храма святой Екатерины теперь вынесен на федеральный уровень. Вынесен федеральными телевизионными каналами и московскими гостями, и в, безусловно, позитивной тональности. Пока нет малейших намеков на то, что Москвой данная ситуация может в этой связи трактоваться как неуправляемая или тревожная. Думается, качнуть (давайте используем слово из лексикона Ройзмана) отношение федерального центра в ту или иную сторону способна активная вовлеченность известных в столице фигур. 

Тревогу, обеспокоенность и какую-либо реакцию, думается, способны вызвать участие в противостоянии фигур уровня Ройзмана, который предпочитает в Сочи готовиться к триатлону и дистанцируется от конфликта. Наверняка и потому, что знает, чем закончится общественная дискуссия вокруг возможности строительства храма на месте сегодняшнего сквера на набережной Городского пруда. 

Так иногда бывает, когда дискуссия не может повлиять на принятие решения».