February 11, 2021, 03:00 AM

Для суда подделали документы? Челябинке полгода не могли диагностировать перелом стопы

Светлане Царевой [фамилия изменена по просьбе героев – прим. ЕАН] 53 года, она инвалид из-за инсулинозависимого диабета, но все еще работает воспитателем в частном детском саду. В один из дней почти три года назад женщина показывала детям подскок на месте. Услышала хруст своих костей. По ее словам, врач травмпункта к ноге не прикасался и только по рентгеновскому снимку поставил диагноз «ушиб стопы».

Тогда женщина еще не знала, что лечение такого «ушиба» затянется почти на год, а судебные тяжбы продолжатся и в 2021-ом. Что до конца жизни ей придется ходить с железками в ноге и покупать по две пары обуви – потому что травмированная стопа стала на размер больше. Что ей придется пройти через несколько операций, множество экспертиз, попытаться доказать подделку документов врачом, а следователя подозревать в непрофессионализме.

Ниже подробно с датами рассказываем историю Светланы.

28 марта 2018 года. Травма

Светлана проводила зарядку с малышами в детском саду, в котором работает. Показывая упражнение, она подпрыгнула на месте и после приземления услышала хруст костей в правой стопе, который сопровождался острой болью.

Через 30-40 минут она обратилась в ближайший травмпункт, расположенный в ГБУЗ «Областная клиническая больница №3». Прием проводил травматолог Константин Каримов. По словам Светланы, он не осматривал ногу, не ощупывал ее. Поставил диагноз «S90.3 ушиб правой стопы», «утрата трудоспособности не наступила».

На ногу была наложена давящая повязка. Врач рекомендовал прикладывать холод, соблюдать покой конечности. Устно порекомендовал использовать мазь «Долобене». Дальнейшее наблюдение у врача по месту жительства Константин Каримов счел нецелесообразным.

Апрель 2018 года. Боль не проходит

Боль в ноге Светланы не проходила, несмотря на соблюдение рекомендаций врача. Ей пришлось часто брать отпуск за свой счет:

«Притуплялась боль – шла на работу, сильно болело – сидела дома, лечилась. Со временем боль проявилась с такой силой, что самостоятельное передвижение становилось практически невозможным. Опухоль на ноге не проходила. Имеющуюся обувь использовать было невозможно. В моё отсутствие с группой малышей в детском саду работала напарница, что, естественно, сказывалось на моей зарплате», – рассказала женщина.

28 мая 2018 года. Прием у хирурга

Светлана пришла на прием к хирургу поликлиники ГКБ №11 Павлу Артемову. Врач осмотр не провел и отправил на рентген. Врач – рентгенолог Любовь Леонович в описании двух снимков указала диагноз «Остеопороз 1 плюснефаланговых суставов стоп, поперечное плоскостопие».

На основании снимков и заключения рентгенолога был поставлен диагноз – «М15.9 искл. перелом плюсневых костей», назначено медикаментозное лечение: таблетки, мазь, повязки. Рекомендовано пройти физиотерапию.

После двух курсов физиотерапии (20 дней) улучшения не наступило. Врач физиотерапевт была крайне удивлена таким результатом и рекомендовала УЗИ и повторный приём хирургом.

17 августа 2018 года. Второй прием у хирурга

К этому времени стопу «повело» наружу, она явно была деформирована. передвигаться Светлана не могла.

Хирург ГКБ №11 Павел Артемов по результатам УЗИ поставил диагноз «М15.9 Полиартроз неуточненный», назначает медикаментозное лечение.

21 и 30 августа 2018 года. Консультации у ортопеда

Поставлен диагноз «Повреждение структуры правого голеностопного сустава» и вновь рекомендовано УЗИ и Rg.

После врач-ортопед – заведующий травматологическим пунктом ГКБ №1 – поставил диагноз «Повреждение связок голеностопного сустава». Рекомендовал поставить «Блокаду» с внутрисуставной инъекцией «Гиалуром CS» (8,5 тыс. рублей).

7 сентября 2018 года. Диагноз: застарелый перелом

Лекарства, которые обычно быстро помогают пациентам, были проставлены, но Светлане лучше не стало. Боль и опухоль усилились.

Врач-ортопед, с ее слов, был удивлен результату и заподозрил явное несоответствие первоначального диагноза «ушиб». Он направил Светлану к врачу-ортопеду высшей категории, заведующему отделением «Экстренной травматологии» ГКБ №1 Александру Троценко

После женщину направили на компьютерную томографию. Там выявили «Признаки внутрисуставных краевых переломов основания II, III плюсневых костей со смещением отломков, латеральным подвывихом II плюсневой кости». Диагноз: «Застарелый перелом, вывих в суставе…».

Троценко заявил, что «теперь без операции не обойтись».



3 ноября 2018. Первая операция

Сначала Светлана сдала множество анализов. Затем врач Александр Троценко провел ей первую операцию по реконструкции кости. Ее ногу буквально нашпиговали железом. Заключительный клинический диагноз, согласно выписному эпикризу из истории болезни № 14084 «S92.20 Застарелый многооскольчатый перелом основания 2-3 плюсневых костей правой стопы со смещением с подвывихом 2 кости».

Сначала ей вообще нельзя было передвигаться, потом – на ходунках, затем – на костылях. Естественно, работать она не могла. Прожить на пенсию с постоянными расходами на лечение было очень сложно.

Со слов лечащего врача-ортопеда, реабилитационный период после такого диагноза может составлять от 3 до 8 месяцев. Но с железом в стопе Светлане придется ходить до конца жизни - в ее случае удалять все эти винты нецелесообразно.

18 января 2019. Вторая операция

В конце декабря Светлана вышла на работу. Тогда шляпки фиксирующих винтов стали проступать через кожу. Женщина забеспокоилась и после новогодних праздников вновь обратилась к лечащему врачу.

В экстренном порядке ее госпитализировали с диагнозом «Т84.1 Консолидирующий артодез сустава Лисфранка правой стопы, миграция металлоконструкций». 18 января ей из ноги удалили фиксирующие винты, а 28 января сняли швы. Большая часть «железа» пожизненно осталась в ноге.

После всех сложностей Александр, муж Светланы, решил требовать справедливости. Он изучил множество документов, медицинских статей, актов, приказов – и понял, что в этой беде виноват врач-травматолог, который не обратил должного внимания на травму его супруги – Константин Каримов.

«Результат первоначального приема врачом травмпункта Каримовым мог быть совсем другим. Он не выполнил ни одного пункта стандарта врача-травматолога при первичном приеме пациента с травмой стопы. Он не опросил пациента, не учел особенностей хронических заболеваний, не провел должного осмотра, побрезговал взять в руку стопу и провести пальпацию (а может быть и не умел этого)!», - негодует Александр.

ТФОМС Территориальный фонд обязательного медицинского страхования Челябинской областиМужчина обратился в ТФОМС и там по результатам двух экспертиз признали, что первичный осмотр врачом Константином Каримовым был проведен ненадлежащим образом – ОКБ №3 даже оштрафовали за некачественно оказанную медицинскую услугу. Правда, всего на 238,36 рублей.

Светлана подала иск в Калининский районный суд Челябинска. Она потребовала взыскать 730 тыс. рублей за моральный вред, полученный от непрофессиональных действий Каримова и расходы на лечение. Сумма была выбрана приблизительная. Царевы не раз повторяли, что для них важна справедливость, признание врачебной ошибки.

За пару дней до первого заседания суда врач Каримов ушел из ОКБ №3. В больнице на наш запрос сообщили, что не видят оснований для комментирования увольнения медика.

«Я провел осмотр и считаю, что прав в этой ситуации. Путь судятся», – прямо заявил Константин Каримов во время звонка ЕАН. Также он уточнил, что, действительно, переломы подобного рода иногда не видно на рентгене, но на КТ или на МРТ пациента отправить сразу не получится.

СМЭ Челябинское областное бюро судебно-медицинской экспертизыПо решению суда была назначена экспертиза. СМЭ провело проверку и никаких нарушений в работе врача не нашло. ОКБ №3 в качестве доказательства своей правоты предоставила медкарту женщины и рентгеновский снимок от 28 марта 2018 года (без подписи). Эксперты от СМЭ на заседании упомянули, что рентген всегда показывает перелом, а такой перелом «постепенно развился» и на момент обращения Светланы в травмпункт его не могло быть.

Суд встал на сторону больницы и отклонил иск.

Как уверяют Царевы, самый первый рентгеновский снимок снимок (от 28 марта 2018 года) Светлана потеряла, пока ходила по врачам – ни его, ни копии просто не могло быть у медиков. Супруги утверждают, что снимок либо принадлежит другому человеку, либо, что даже вероятнее, с помощью программ компьютерной графики, используя имеющиеся реальные снимки стопы Светланы. Медики в суде упоминали, как сообщает Александр, что снимок был все это время в страховой компании «Астра – Металл», однако там информацию опровергли.

Тот самый, якобы фальшивый снимок. Изначально дата и фамилия на нем не были указаны.

Также Александр уверен, что амбулаторная карта, которую представила ОКБ №3, также подделана. Мужчина отмечает, что в документе указаны серия и номер старого паспорта Светланы, хотя на момент травмы у нее был сделан уже новый (карта была заведена в тот же день).

14 мая 2020 года Александр написал заявление в следственный комитет о фальсификации документов, однако проверку прекратили, уголовное дело возбуждать не стали, несмотря на то, что никакой экспертизы документов не проводили. О том, что СК не нашел нарушений, напомнили и в ответе на запрос ЕАН в ОКБ №3.

«Следователь Николай Лебедев на вкус, по цвету или по запаху – без экспертизы, самостоятельно «установил подлинность» документов ГБУЗ ОКБ № 3. Он без экспертизы не нашел нарушений!», - злится Александр Царев.

По вопросу возможной фальсификации документов Александр обратился в областной СК, а затем и федеральный. Потом еще в прокуратуру области, Генеральную прокуратуру. Там отказали в удовлетворении жалобы – посчитали, что следователь Николай Лебедев все сделал верно.

Светлана обратилась в Челябинский областной суд, чтобы обжаловать решение Калининского райсуда. Муж Светланы выступает в этом деле третьим лицом – он написал апелляционную жалобу на 29 листах, так как в суде первой инстанции высказаться ему не дали. Судья, когда это увидела, заявила, что читать такой большой текст никто не будет. Юрист супругов Марина Глебовских уточнила, что это первый случай на ее практике, когда судья отказалась изучать жалобу.

«Вы предлагаете судебной коллегии всё это изучить? Вместо того, чтобы писать жалобу красным, чёрным, зелёным на 20 или там на 50 листах нужно было чётко написать – вот такое-то действие, такой-то документ, такое-то действие не выполнил доктор. Нужно потратить месяц, что бы разобраться в ваших документах. У судебной коллегии нет такого времени», - заявила судья Ольга Шушкевич.

Александр написал жалобы на судью президенту и в Государственную думу РФ. Из ГД пришел ответ, что документы направлены в коллегию судей и прокуратуру Челябинской области.

На данный момент, медицинские документы находятся на экспертизе в Ханты-Мансийске. Там определяют, насколько качественно был проведен первичный осмотр – еще тогда, в далеком марте 2018 года.

Александр Царев уверен, что медики прикрывают друг друга, так как все знакомы – это одна из причин недоверия к местным экспертам. Он также напоминает, что отец Константина Каримова, Булат Каримов, дважды был осужден (в 2003 году – на 4 года условно за выдачу поддельных больничных листов и получение взяток; в 2008 году – на 1,5 года условно за смерть пациентки).

Супруги переживают, что когда якобы поддельные рентгеновский снимок и медкарта после СМЭ придут из Ханты-Мансийска, ОКБ №3 их законно истребует, а там их либо уничтожат, либо «потеряют».

Юрист Царевых Марина Глебовских подозревает, что жалобы в различные ведомства могут не очень хорошо повлиять на процесс, однако, она считает, что надежда на положительный исход все же есть.

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Источник фото: ЕАН, Александр и Светлана Царевы
Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
18+