March 19, 2019, 11:30 AM

Как разваливается ЗиК: показания свидетелей трагедии

В Екатеринбурге продолжается суд по делу об обрушении крыши на машзаводе имени Калинина, где погибли четверо рабочих. Заседания пока расписаны до конца апреля, но, по мнению сторон, не завершится процесс и осенью.

Как рассказал ЕАН адвокат одного из обвиняемых Александр Абрамов, в суд уже вызывали гендиректора завода Николая Клейна и главного инженера Павлова, который был утвержден председателем комиссии по контролю за охраной труда, промышленной и пожарной безопасностью на объектах ЗиКа. Однако они пока на заседаниях так и не появились.

Между тем в качестве свидетелей уже выступила часть бывших и действующих сотрудников цеха № 42, который находился в злополучном корпусе № 15. Обрушение происходило на глазах многих из них. В тот момент сотрудники вернулись на рабочие места после обеда. Большинство свидетельствует, что обрушение началось где-то в центре, плиты тянули одна другую по принципу домино.

«Я решил выглянуть из конторки (кабинета, – прим. ЕАН), посмотреть, что делается на участке. Метра три отошел от двери, и смотрю: обрушение началось. Развернулся, запрыгнул в конторку, потому что она безопасная. В 30 м я увидел падение плит с потолка среднего пролета. Свет погас. Обрушение остановилось в 3 м от меня», - рассказал мастер Олег Зуев. Он предположил, что обрушение мог остановить кран в центральном пролете, он погнулся под тяжестью плит.«Затрещало, выключился свет, я разворачиваюсь, вижу вместо крыши - свет уличный. И потом стало расходиться влево и вправо – на первый и второй пролет. Плиты падали одна за другой <…> Я видел, как десятый цех обваливался. У меня в голове: там же люди! Один страх в голове стоял, мандраж», - вспоминает резчик металла Александр Доль.



«Сначала вспышка была в середине цеха, потом лопнули кабели электрические, хлопок, и началось обрушение. Мы с напарником прижались к стене. Обрушилось. Потом выбили стекло и выбрались на улицу», - рассказал стропальщик Денис Гейков.

В суде он признался, что получил травму ноги – его ударило камнем. Однако в список пострадавших Денис не попал. По его словам, он обратился в заводскую больницу на следующий день, поскольку сначала был в шоке. Медики сказали, что не будут открывать ему больничный потому, что «цех закрыт». Поэтому Денис около двух недель лечился благодаря родственнику врачу.

Заводчане почти в один голос говорят о том, что в здании уже несколько лет во время дождя или таяния снега протекала крыша.«Даже оборудование приходилось закрывать и коротило иногда», - свидетельствует Олег Зуев. 

По его словам, в связи с этим работа оборудования приостанавливалась на время дождей, а потом и еще примерно на полсуток – машинам требовалась просушка. Чтобы справиться с лужами, на пол кидали опил.

Александр Доль вспомнил, что в 2016 году из-за короткого замыкания даже загорелся электрощит освещения и его тушил ночной сторож. Штамповщица Анастасия Гейкова на своем рабочем месте особых протечек не замечала. Однако, по ее словам, с потолка время от времени «падали небольшие камушки».

О состоянии цеха было известно его начальнику Коршункову и заму Мухамедзянову. Олег Зуев не раз делал соответствующие доклады на «оперативках», кроме того, начальство ходило по зданию и могло само наблюдать протечки. Рассказывают свидетели и о том, что во время ремонта крыши наверх поднимали емкости с какими-то тяжелыми стройматериалами – щебнем, гравием или песком, а вниз «сбрасывали куски бетона». Некоторые вспоминают, что во время ремонта слышался шум перфораторов или даже удары кувалдой.

Напомним, крыша корпуса № 15 обрушилась 9 ноября 2016 года. Погибли четверо рабочих, еще 14 пострадали. Изначально следствие сообщало, что конструкции обвалились под грузом снега – накануне и в тот день его выпало много. Было возбуждено уголовное дело.

Обвинение в причинении смерти и тяжкого вреда здоровью по неосторожности вскоре после произошедшего предъявили бизнесмену, который контролирует фирмы, проводившие ремонт кровли корпуса № 15. Выдвигалась версия, что крышу могли перегрузить.

На скамью подсудимых в итоге отправили четырех человек. Это заместитель главного инженера завода Владимир Гаганов, сотрудник отдела № 49 по фамилии Шмелев, учредитель фирмы СК «Крона», которая выполняла работы на крыше рухнувшего корпуса № 15, Юрий Ожиганов. Им троим вменяются статьи о причинении смерти и тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Еще один фигурант – бывший директор ООО «Наш дом», которое также ремонтировало злополучную крышу, Илья Кондрашин – обвиняется в нарушении правил безопасности при проведении работ. Пятый - бывший директор СК «Крона» Андрей Андриевский, уголовное дело в отношении которого прекратили в связи с его смертью.

Напомним также, что за несколько месяцев до обрушения крыши была подготовлена экспертиза, свидетельствовавшая об аварийном состоянии корпуса и о том, что находиться людям там опасно. Однако доступ сотрудников в опасное здание так никто и не запретил. Эту экспертизу пытались скрыть, однако в судебном процессе она все-таки представлена как доказательство. 

Примечательно, что, согласно материалам дела, уже после трагедии была запрещена эксплуатация нескольких корпусов (№ 27 производственная часть корпуса № 11, в цехе № 24 корпуса № 3) из-за их аварийности. Получается, что, если бы трагедия не произошла в корпусе № 15, она случилась бы в другом.

Ольга Лобовикова