December 14, 2020, 6:37 AM
Антон Гуськов

«Каждый день ты должен поговорить с 25 людьми»: рассказ бывшего вербовщика о методах экстремистов (ВИДЕО)

Имам Закир Шарыпов в юности отдал 9 лет тоталитарной секте Джамаат Таблиг (экстремистская организация, запрещенная в России). Он сумел порвать с культом, получил духовное образование и в последние годы активно занимается научной работой, религиозным просвещением и профилактикой экстремизма. Закир Шарыпов — один из лучших специалистов в России по тоталитарным культам. По приглашению «Центра этноконфессиональных исследований, профилактики экстремизма и противодействия идеологии терроризма» Шарыпов три дня провел в Екатеринбурге, встречаясь с единоверцами в СИЗО и на «Таганском ряде». После этого просветитель рассказал ЕАН, какие методы используют вербовщики экстремистов, чтобы завлечь в свои ряды молодежь.

Бомбардировка любовью

В данный момент я являюсь заместителем муфтия Ставропольского края. До этого я работал в Академии наук Татарстана, в информационно-консультативном центре «Диалог» на базе Казанского федерального университета. В Казани я как раз занимался исследованиями вопросов и проблематики экстремизма, терроризма, радикальных культов и тоталитарных различных течений.

Был период в моей жизни, около девяти лет, когда я состоял в одной из запрещенных на сегодняшний день экстремистских организаций. Не террористической, а именно экстремистской, по-другому можно ее назвать «тоталитарный культ».В чем разница? Тоталитарный культ — это то, что в народе называют сектами. Это организация, целью которой является подавление личности человека, психологическое воздействие на него, манипуляция и вообще захват его личной свободы и вторжение в его личное пространство.

А целью террористических организаций является распространение страха и паники среди мирного населения, внушение ужаса. Соответственно, проводятся акции по уничтожению мирного населения и так далее.

То, что произошло со мной, вряд ли можно назвать вербовкой. Я как раз учился в Тунисе, в исламском университете. Это был конец девяностых, я занимался исследованиями, писал рефераты, мне была интересна тема проповедования и миссионерства. Я знал, что вернусь в Россию и мне нужно будет работать имамом, как-то привлекать людей в мечеть, призывать их к исламу. Я заинтересовался, как это делается, читал литературу, общался с преподавателями в университете, но меня все это не удовлетворяло.

И тут я услышал, что есть такая организация, они занимаются миссионерством. Они идут в люди, они призывают. Они рассказывают, жертвуют своим имуществом на праведном пути. Я сам обратился к ним, сказал, что хочу узнать их методику, мне это интересно, как исследователю, как студенту. Они, посовещавшись, в какой-то день пригласили меня на свой так называемый семинар. Хотя это не совсем семинар. Ты находишься в их кругу несколько дней, ходишь по улицам, из дома в дом, от сердца к сердцу и пытаешься что-то людям донести.

Мне очень понравилось, я был на эмоциональном подъеме. Сегодня я это называю адреналиновым допингом. Я вырвался из своей студенческой однообразной жизни. И это как раз одна из причин, по которой молодежь вовлекается в деструктивные культы. Студент, живущий далеко от своей родины, много лет питающийся в студенческой столовой, неженатый, 24 года мне тогда было… И вот я попал в эту атмосферу, в которой очень дружелюбные люди меня бомбардировали любовью, кормили, поили. Истосковавшись по домашней еде, по домашней обстановке, я очень хорошо себя чувствовал.

«Матрица» веры

В этот момент и начались манипуляции. Мне с первых дней стали внушать чувство вины. Это классическая методика многих деструктивных организаций и не только деструктивных. Даже в семье порой муж и жена могут манипулировать, обременяя партнера чувством вины.

Говорили, что вот, ты виноват, что многие люди в России живут без религии, умирают без веры во Всевышнего. Они попадут в ад, а ты за это будешь отвечать. Как тебе не стыдно? Как ты можешь спокойно спать, просыпаться утром, пить кофе, иди на учебу, совершать намазы, в то время как у тебя на родине люди умирают от алкоголя и многочисленных грехов?

Внушение вины совмещалось с постоянным завышением самооценки. Меня хвалили, говорили, что я наконец воссоединился с настоящими братьями, попал туда, где меня понимают, обрел смысл жизни, не каждому так везет.

Если вы смотрели фильм «Матрица», то вот этот эпизод, где никому не известного хакера в один момент назначили избранным, похож на то, что происходит в тоталитарном культе. Психологическое раскачивание — ты избранный и ты виноват. А если это внушать человеку ежедневно по несколько часов в день, он становится уязвим и готов выполнять, что скажут.


Больше жертвовать

Я должен был вернуться в Россию и привлекать новых служителей в культ. Чем больше людей, тем больше плюсиков в твою копилку. Требовалось, чтобы я постоянно участвовал в семинарах, чтобы постоянно проповедовал. Устанавливается количественная рамка — ты каждый день должен поговорить с 25 людьми. На остановке, в автобусе, в лифте…

При этом невозможно было все делать правильно и быть правильным. Всегда была какая-то гонка за высшей недостижимой целью. Это, кстати тоже одна из методик тоталитарных организаций — поставить перед человеком глобальную цель. Из-за того что ты ее не можешь достигнуть, тебе это ставят в вину: ты недостаточно жертвуешь своим временем, своими деньгами, семьей. Ты должен больше жертвовать.

Традиционная религия — это спокойное шествие на встречу со Всевышним. Ты спокойно идешь — в соответствии со своими силами, возможностями, финансами, знаниями. Ты постепенно растешь либо не растешь. Но в культе тебе как будто вкалывают адреналин, без которого ты жить потом не можешь, тебе нужна доза.

Пока ты в культе, тебе хорошо. Когда ты возвращаешься домой после семинара, еще два–три дня держишься на энергии, которой зарядился там, а потом превращаешься в овощ. Без подпитки ты не можешь заново прочувствовать то, что испытал там, и тебя тянет обратно. А дома ты не можешь заниматься мирскими делами, воспитанием детей, зарабатыванием денег. И в то же время ты не можешь нормально поклоняться своему Богу, потому что настоящим ты был там. И поэтому у многих адептов есть раздвоение личности — настоящий человек и человек в секте. И постоянно происходит конфликт между двумя личностями. Меня постоянно беспокоил внутренний дискомфорт. Не было покоя. Я заряжался на семинарах, а потом возвращался и уходил в депрессию.

Черно-белая реальность

На протяжении многих лет я верил, что организация истинна. Причем, как и в любой другой деструктивной организации, нам внушали, что жизни за пределами этого культа нет. Если ты покинешь нас, ты потеряешь счастье, говорили они.

Я держался за эту идею, а внутреннего покоя не было. В конце концов я посмотрел и назад и подумал: мне уже 35, я девять лет провел непонятно где по семинарам, выходам. Образования так и нет, ничего не добился. Меня никто не агитировал, я просто сам задумался над своей реальностью и вышел. Поступил в университет в своем городе, поступил в Академию госслужбы в Москве, стал общаться с людьми. А в любом культе внушают биполярное, черно-белое мышление. И поддерживают информационную блокаду, чтобы адепт не видел реальность в других красках. Запрещают звонить домой, оставаться наедине со своими мыслями.

Получая образование, общаясь с людьми, я увидел, что мир разный, включилось критическое мышление. Это все помогло мне выйти.

Сейчас я имам мечети, и моя главная деятельность — это проповедование и преподавание религиозных наук. Помимо этого, я использую свой печальный опыт и по приглашению вузов и организаций провожу вебинары на тематику, как распознать вербовщиков, как отличить деструктивные культ, как этому противостоять, посещаю колонии, СИЗО.


«Сестры мусульманки»

Организация, в которой я состоял, лишь одна из множества структур с идентичными способами вербовки и агитации. Их много, есть и псевдоисдламские, и псевдохристианские, и коммерческие.

Методика ИГИЛ несколько отличается от тоталитарных сект типа «Джамаат та блик» или «Хизб ут-Тахрир» (все эти организации являются экстремистскими и запрещены в России).

Террористы часто вербуют через интернет. В какой-нибудь группе показывают молодому человеку ролик, предположим — кавказцу. Парень, воспитанный в духе мужества, защиты слабых, защиты чести женщин, видит ролик, где происходит акт насилия над сестрой по вере в Сирии. Я лично встречал как минимум одного парня и слышал еще несколько похожих историй. Молодой парень, нет и 25 лет, увидел ролик, его это задело до глубины души. Как так, сестра-мусульманка, и ее обижают. Она слезно умоляет. В таких видео еще бывают обращения от таких «сестер»: «Приедьте, уничтожьте нашу тюрьму, потому что каждый день над нами издеваются».

И этим роликам доверяют. Понятно, что на дворе XXI век, и все знают, как много публикуется ложной информации, но факт остается фактом — много ребят уехали на Ближний Восток, посмотрев подобный ролик. Сестра по вере в этом ролике говорит зрителю: «Если не можете приехать, пришлите хотя бы презервативы, чтобы мы не забеременели от этих собак». Представляете? Это задевает мужское достоинство.


Унижение

В Европе были такие примеры. На территории тюрьмы несколько группировок: нацистские, арабские, всякие. И попадает какой-нибудь европеец, немец, например, или француз, за легкое преступление типа кражи. И он один среди этих групп. Кто-то хочет его унизить. Его насилуют, а потом за него заступаются арабы, берут под свою опеку. Затем его призывают к вере, он принимает веру. А потом ему говорят: «Видишь, какой вокруг страшный мир, надо его исправить. Надо уничтожить хотя бы частичку этого прогнивающего общества».


Романтика

Девушек вербуют через любовь. Есть категория девушек, которым нравятся брутальные мужчины, широкоплечие, сильные, с мужественными лицами. В Европе сегодня популяризуется нетрадиционная ориентация, в России это процесс идет не так обширно, но все же идет. Определенной категории девушек такой типаж не нравится. А у этих боевиков образ льва, накачанный, крепкий. Вот и едут за такими мужчинами.

Но часто все начинается с другого. У девушки аккаунт в соцсетях. Она выкладывает какую-нибудь фразу, фотографию печальную, ей грустно. Вербовщики мониторят. Они забрасывают на такие аккаунты фразу: «Привет, как дела, познакомимся?». Кто-то отвечает. Затем вербовщик начинает говорить о себе. Он первым открывает свои проблемы, говорит про непонимание в семье, финансовые трудности, душевные. Тем самым он втирается в доверие. 

Какая-нибудь девушка да ответит взаимностью и тоже начнет откровенничать. Она будет обретать в этих беседах определенный покой, а вербовщик сделает так, что у них найдется много общего. Затем вербовщик может предложить жертве принять религию, пообещать любовь. И девушка влюбляется в образ.

Может использоваться технология погружения в реальность. Я ее часто демонстрирую слушателям на лекциях в вузах. Высматриваю студента, говорю:

— Живешь в общаге?

— Да.

 — Чай в пакетиках, шаверма за 120 рублей, на учебу на автобусе, через турникет в университет по карточке, и так каждый день?

— Да.

 — Посмотри, как ты живешь! Это разве жизнь? Это то, о чем ты мечтал? Зачем тебе эта жизнь? Посмотри вокруг, нет порядочных девушек, ешь непонятную шаверму с непонятно каким мясом, чай — это сплошная химия. Кругом обман.

И это работает как речь Тайлера Дёрдена из «Бойцовского клуба». Погружение в реальность. А взамен предлагается другая жизнь. Вербовщик предлагает девушке другой климат, настоящую жизнь по другим законам, без разврата, без обмана. Если девушка прониклась чувствами к своему собеседнику, она уже мысленно вышла за него замуж и с радостью соглашается уехать в новый неизвестный мир.


Готовые ответы на все вопросы

Есть люди, которые ищут. И в деструктивных культах тебе дают готовый ответ на копившиеся годами вопросы. Общался я тут с одним адептом. Я спросил, что его привлекло в его организации. Он говорит: они ответили четко и по пунктам, в чем смысл религии и что нужно делать. В мечети парень не смог найти ответы, а в исламистском культе ему их дали.

Сегодня исследователи отмечают, что при всем многообразии информации некоторым людям просто лень брать ответственность за принятие решений. Люди устали от потока информации, религий, мнений, философских течений, политических партий, научных теорий. Люди хотят, чтобы кто-то сделал выбор за них. Они хотят ясности и мечтают упорядочить свою жизнь.

Каждый из нас хочет систематизировать свою жизнь. Пойти завтра в спортзал, сесть на диету. Потребность в структурировании есть у многих, но не все находят эту систему и могут это сделать. Для некоторых система жизни в традиционной религии с молитвами, постами, посещениями храмов, учением о рае и аде слишком абстрактна. Им хочется веру пощупать. Некоторые приходят в храм и просят молитву, чтобы муж перестал пить. Не существует таких молитв, а люди хотят быстрого решения. Человек принимает ислам или христианство, приходит в храм, но ему очень тяжело трудиться над собой, понимать сложные вещи из проповедей. А тут он приходит в деструктивный культ, и ему дают четкий сценарий, что делать с шести утра до десяти вечера, чтобы попасть в рай.

Таких людей вербуют «от сердца к сердцу». Каждый день вербовщик ходит от дома к дому, разговаривает с людьми, и кто-то все равно откликается. Традиционные религии этим не занимаются. Они были пятьсот лет назад, тысячу лет назад, две тысячи лет назад, и люди шли в классический храм и будут ходить. А сектам нужны новые адепты, поэтому они стучатся во все двери. Девятнадцать человек оттолкнут, но один ответит.


Как с этим покончить

Те ребята, с которыми я общался, уже вовлеченные, их главной проблемой было невежество. Они не знают ислам, не разбираются в самых простых основах. Нам не хватает глобального просвещения и трансляции ислама в положительном контексте. Всегда показывают, что где-то взорвали, убили, зарезали, задавили. Положительных примеров мало.

Вторая проблема, связанная с просвещением, проблема кадров. Не во всех городах и мечетях есть имамы, которые могут рассказать спокойно и грамотно, что есть ислам, а что не ислам. Эти многие ребята, о которых я говорю, они искали кто где и в итоге натыкались на манипуляторов.

ЕАН благодарит президента «Центра этноконфессиональных исследований, профилактики экстремизма и противодействия идеологии терроризма» Сергея Павленко за помощь в подготовке материала. 

Источник фото: Антон Гуськов
Комментировать