March 17, 2020, 6:58 AM

«Кругом срач, они могут болеть чем угодно»: бывший сотрудник «Среднеуральской» - о жизни на птицефабрике

Скандалы вокруг Среднеуральской птицефабрики уже больше года не покидают свердловскую повестку. Месяц назад суд едва не прекратил работу предприятия из-за регулярных нарушений правил противопожарной безопасности. Неделю назад сотрудников «птичника» в очередной раз поймали за сливом куриного помета в неприспособленных местах.

Многочисленные сообщения в СМИ о возможном закрытии птицефабрики долго будоражили общественность. Особенно свердловчан возмущало то, что в случае остановки производства без работы останется немалая часть жителей Среднеуральска и Верхней Пышмы - руководство заявляло о 700 работниках, которые могут остаться без средств к существованию.

Об условиях труда и быта на производстве, о контингенте на «Среднеуральской» птицефабрике ЕАН рассказал один из бывших сотрудников предприятия – курганец Василий. Корреспондент агентства связался с ним по электронной почте после того, как Василий оставил комментарий к материалу о «птицефабрике-вонючке». В распоряжении ЕАН имеется аудиозапись разговора с мужчиной, фотография его пропуска и некоторых помещений на территории предприятия.

- Как вы попали на Среднеуральскую птицефабрику?

- Сам я курганец, переехал в Среднеуральск к девушке. Естественно, нужно было искать работу, а специального образования у меня нет. Первое, что попалось из объявлений, – вакансия разнорабочего на Среднеуральской птицефабрике.

- Сколько проработали?

- Совсем недолго. Я туда устроился, отработал одну смену – и мне этого было более чем достаточно, чтобы набраться впечатлений.

Я пришел в отдел кадров с паспортом и, собственно говоря, устроился. Как это обычно бывает, не обошлось без беседы со службой безопасности. Начальник – или у них там был – спросил: «Судимости есть?» Сказал бы я ему, если бы они у меня были?

 «Птицефабрика виновата»: жители свердловских поселков жалуются на «ковер» из мух, кучи помета и разбросанные кишки (ВИДЕО)- А они у вас есть?

- Нет. Так я и ему ответил. Никаких справок, там, проверок – ничего. Начальник этот остался доволен, записал данные паспорта и выдал пропуск.

- И на следующий день вы вышли на работу?

- Почему на следующий? Устраивался я днем, на ночную смену. Вышел этим же вечером. Мне сказали: возьми с собой постельное белье и выходи. Что конкретно нужно будет делать, так никто и не объяснил толком.

- А белье зачем?

- Там есть люди, которые работают вахтами. Видимо, они решили – раз у меня курганская прописка, то я тоже попадаю в их число. 

- Много там вахтовиков? Были ли среди них мигранты?

- Нет. Мигрантов не было. Я, во всяком случае, точно не видел. А так вахтовиков человек 50-100 точно. Были люди из Кургана, как я, из Башкирии. Женщин был целый отряд из Челябинска. Как оказалось, их туда регулярно возят с птицефабрики «Равис». Там же они и живут.

- На фабрике?

- Да. Я когда пришел, меня сразу направили в очень, так скажем, интересное место. Представьте себе бараки, где живут птицы, – стоят в несколько рядов. В общем, курятники.

В одном из таких «курятников» оборудовано что-то типа общежития для людей, которые там должны работать. Такое же деревянное строение. Внутри – шконки двухъярусные, какой-то жуткий умывальник, общий стол – с чаем, «дошираками» и сахаром – и, хоть какая-то радость, телевизор. На шконках – старые одеяла и матрасы.

- Там хотя бы чисто?

- Обитатели, конечно, старались поддерживать там какой-то порядок. Даже дежурных вроде бы назначали. Но, сами понимаете, помещение старое. В общем, срач кругом.

- С кем-нибудь познакомились?

-Я когда пришел, внутри спал человек. Парень, лет за тридцать, наверное. Из Кургана, кстати, как и я. Мы разговорились. Он сказал, что давно ездит по всяким вахтам, этим и живет. На «Среднеуральской» работает вторую неделю, переходит из цеха в цех. Работает с продукцией.

 Среднеуральскую птицефабрику уличили в сливе куриного помета на землю- Тоже – только «по паспорту»?

- Да! Вот я его о том и спросил. Говорю: «Слушай, у меня не взяли ни санкнижки, ничего вообще. А работать вроде как надо в цехе по переработке птицы». Он и сказал: «Руководство набирает массу из новоприбывших и потом всех разом увозит к санитарному врачу, где все вместе проходят анализы». Но, в общем, за две недели его так и не свозили.

- Возвращаясь к условиям. В этом «курятнике» вам ночевать пришлось?

- Нет. Зачем? Я же говорю, у меня проблем с жильем не было. Подошло время. Вернулась вечерняя смена – странные мужики и женщины, но женщины жили в своем бараке.

В глаза бросилось – приблатненные, со следами гепатита на лице. Меж пальцев сигаретка, по фене ботают, короче, «добрый вечер!» – серьезные люди. Давай чифирить, телевизор включили. Жутковатая картина. Ну и я ушел на работу.

- Опишите, пожалуйста, чем именно вы занимались.

- Ты приходишь, тебе выдают халат, шапку и перчатки. В цехе – огромный чан: туда насыпается куриное филе, следом - два мешка какого-то лютого концентрата. Держать в руках это карпаччо - то еще удовольствие.

- Почему карпаччо?

- Это продукт так называется. Мы делали карпаччо. Так вот.

В концентрате филе перемешивается, затем нанизывается на шампуры и отправляется в коптильню. Затем мы все это достаем, эту массу режут и упаковывают в вакуум. Процесс идет бесконечно, плюс отдельно коптится курица.

- И сколько вы намеревались заработать, если не секрет?

- Не секрет. В объявлении было указано – 25 тыс. Но тот парень-курганец мне сказал, что 15-17 тыс. за месяц – это прямо хорошо.

- И вы ушли…

- И я ушел. 

Напомним, птицефабрику «Среднеуральскую» неоднократно уличали в антисанитарии. В интернете даже есть видеоролик, автор которого показывает обстановку в окрестностях предприятия и рассказывает, что ящики, набитые дохлой курицей, стоят здесь неделями. По соседству лежит готовый фарш, а мясо держат рядом с тряпками и грязной тарой.

Помимо этого, фабрика продолжает загрязнять окрестности городского округа куриным пометом вместо того, чтобы утилизировать его по правилам. Несмотря на неоднократные пломбировки оборудования судебными приставами, «Среднеуральская» сливает сточные воды в Молебское болото, которое связано с рекой Пышмой, протекающей почти по всей территории Среднего Урала. А недавно журналисты зафиксировали, как машины вывозят с территории птицефабрики куриный помет и сваливают его фактически на особо охраняемой природной территории Режевского округа.

Местные жители, уставшие от вони, жаловались в прокуратуру. Птицефабрику штрафовали. Но, похоже, руководство не стремится изменять что-то в лучшую сторону.

Источник фото: Читатель ЕАН
Комментировать