June 7, 2021, 10:50 AM
Александра Аксёнова

«Ситуация непредсказуемости раздражает». Яхтсмен - о временах большой перестройки на Шарташе (ФОТО)

Один из известных объектов Шарташского лесопарка - бывшая база «Экстрим» - пришел в запустение. Постройки базы сейчас разбираются: на территории разбросан гипсокартон, стекловата и бетонные основания под беседки, что не останавливает отдыхающих от соблазна поваляться на пляже.

Однако не все сохраняют спокойствие: яхтсмены ждут разговора с будущим «большим» соседом - термальным комплексом «Баден-Баден».



В данный момент непонятно, насколько добрососедскими будут отношения и будет ли директор термы вкладываться в развитие школ водного вида спорта. 



На прошлой неделе мэрия Екатеринбурга рассказала о том, что два участка Шарташа отдают под застройку станции водных видов спорта «Мыс Экстрим» и термального комплекса «Баден-Баден».

 Многомилионное благоустройство Шарташского лесопарка в Екатеринбурге не пережило зимы (ВИДЕО, ФОТО) 

Однако не все серферы и яхтсмены, базировавшиеся в «Экстриме», представляют, что будет дальше: светлое будущее или переезд.

Корреспондент ЕАН поговорил с руководителем одного из водных клубов Александром Терещенко.

 Член Общественной палаты Екатеринбурга спрогнозировала второй «сквер» из-за стройки на Шарташе 


- Александр, чему обучаете в вашей школе?

- У нас есть платформа с небольшим учебным классом – 5 на 5 м. Плавучий учебный класс был создан для занятий и швартовки судна – благодаря платформе, судно может встать на якорную стоянку. В школе занимаются яхтингом, сапсерфингом и судовождением. Мы проводим теоретическую подготовку дистанционно, а практика проходит в два выходных дня. Плюс принимаем экзамен.



Обучение в нашей школе занимает неделю. Услуги школы уже есть на одном из агрегаторов купонов. Обучаем на яхте модели «Ассоль», сделанной в Петрозаводске. Всего у нас две парусные яхты, два моторных судна, плавучий учебный класс, гидроцикл и семь сапбордов. 



- Почему такой романтичный вариант – плавучий класс?

- Если связываться с арендой земли – даже по закону, как в случае с кайт-серф станцией, – это будет чревато бесконечными чиновничьими проверками. На земле, например, могут поставить электрический столб посреди волейбольного поля. Я принял решение, что не буду связываться с землей, учитывая, что вся вода у нас имеет федеральное значение.

- А эта платформа – она без мотора?

- В данном случае объект является судном без мотора. Мотор мы можем повесить, но в постановлении указано, что на охраняемой природной территории нельзя использовать двигатели, наносящие существенный вред. Впрочем, в постановлении не указано, как определяется этот самый существенный вред. Как все ездили по Шарташу на бензиновых двигателях, так и продолжают. Мы на всякий случай поставили электрический, хоть мощность у него низкая.

- Сейчас на территории бывшей базы «Экстрим» все разбирают. Вас не просят уйти?

- По закону мы можем стоять, однако мне непонятно молчание инвестора, хотя директор лесопарка Артур Зиганшин говорил о встрече с ним. Мы договаривались уже четыре или пять раз. Прошла встреча с «Windsurf Станцией Sparta», которые также находятся на бывшей станции «Экстрим». Есть много тем для обсуждений. Заниматься водной деятельностью и прокатом водной техники у нас в стране очень сложно. Для того, чтобы открыть станцию водного проката, необходимо получить 30 согласований.

 В Екатеринбурге дайверы очистили озеро Шарташ 

- Поэтому на Плотинке прокатом на катерах часто занимаются незаконно?

- Там есть одно законное судно, другие нет. Мы хотели бы получить образовательную лицензию, по закону мы имеем право обучать, но не имеем права образовывать. Люди, которые занимаются прокатом на Плотинке, также имеют право обучать, но не катать.

- А что обсуждало руководство термы на встречах со спортшколами?

- Насколько мне известно, владелец термы «Баден-Баден» пообещал «Windsurf Станции Sparta» построить одноэтажное здание. Но непонятно для кого. Сегодня здесь располагаются одни спортсмены, завтра придут другие. В таких случаях часто никакой регламент не прописывают. В данный момент - все договоренности с инвестором на словах, а в моем случае и вовсе молчание. Ситуация непредсказуемости, конечно, раздражает.    

- Концепция кластера «Шарташский лесопарк» охватывает лес, дороги, прибрежную территорию. А с самим озером что?

- В концепции ничего не прописано о воде. Будто озера не существует. А ведь речь идет и о безопасности тоже. Люди же приходят, в том числе для того, чтобы искупаться.


- Но купаться запрещено…

- Роспотребнадзор никогда не разрешит купание на Шарташе, потому что в воде есть вибрионы холеры, к тому же наш регион неблагополучен по описторхозу. Федеральная структура не возьмет на себя эту ответственность. Это же нужно чистить озеро, что стоит огромных денег. Тридцать лет бесхозности мы наблюдаем не только на базе «Экстрим», но и на любом водном объекте, который привязан к городу.

 «Ну не ходите же в ваш Шарташ»: Елена Малышева призвала екатеринбуржцев опасаться церкарий 

- В чем главный показатель этой бесхозности?

- На базе «Экстрим» должна быть спасательная станция и наблюдательный пункт. Такие станции рассчитываются секторально: одна не может работать на весь Шарташ. Эти станции должны быть с четырех сторон, на них должны дежурить четыре спасателя, у которых есть скоростные суда. Пока все пущено на самотек. В концепции нарисовано, что есть пирсы, но эти важные моменты не проработаны.

- То есть яхтинг, серфинг и нынче модный сапсерфинг при разработке концепции просто проигнорировали?

- При этом когда архитекторы разрабатывали мастер-план, все понимали, что Шарташ – это классное место для водных видов спорта, что на них должна размещаться спасательная станция.

- Сейчас на территории начали проводить работы, и тем не менее к вам не обращались новые инвесторы?


- Моя школа стоит на воде, я никому не мешаю. Но должна быть перспектива, в этом году мы простоим, а что дальше?

- А что думаете по поводу самого проекта термы «Баден-Баден»?

- Я рад тому, что откроется знаковый и современный комплекс терм на южном берегу озера. Но некоторые моменты непонятны. Например, как на третьем этаже будет размещаться горячий бассейн? Там такие ветра: голову поднимешь, и ее сдует. Насколько мне известно, ни одного комплекса «Баден-Баден» не установлено у воды, и нет понимания, что значит стоять у Шарташа, который выше уровня города Екатеринбурга. Ощущение, что проектировщики не осознают, какая здесь роза ветров. 

Примечательно, что, по словам старожилов, «шарташская коса», на которой находится база «Экстрим», имеет не природное происхождение: когда-то вместо дороги вдоль берега были выложены бетонные плиты. Поговаривают, что «афганцы», под крылом которых раньше была эта территория, с помощью этих плит соорудили бухту. По другой версии, бухта образовалась в далекие времена, когда на том месте был дом отдыха, именно там сделали бассейн для постояльцев.

В любом случае роза ветров в этом уголочке Шарташа настолько идеальна для водного вида спорта, что на администрацию ШЛП выходили много известных горожан с просьбой оставить базу «Экстрим» яхстменам. За одну группу спортсменов, например, заступился лидер «Чайфа» Владимир Шахрин. По слухам от бывшей яхтбазы отказались не так давно, не желая меняться в рамках новой концепции.

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Источник фото: Александр Киров
Комментировать