October 15, 2021, 09:30 AM
Сергей Беляев

«Сведения есть, но это тайна»: как Минюст может любого сделать иноагентом

За последний месяц Минюст России заметно активизировал работу по заполнению перечня иностранных агентов. Новые имена и организации появляются в списке каждую неделю, в том числе из числа жителей Уральского федерального округа. За один раз там может появиться сразу несколько десятков фамилий. Так, в конце сентября Минюст за один день внес в реестр больше 20 человек. По оценке Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, в перечне уже содержатся почти сотня СМИ и журналистов.

Известный в Екатеринбурге и стране адвокат-правозащитник Роман Качанов и юрист Юлия Федотова рассказали ЕАН, как раскрутился этот «маховик» и почему статус иноагента может получить абсолютно любой человек.

— Роман, какая сложилась юридическая практика при попытке обжаловать присвоение статуса иноагента?

— Сначала опыт был положительный, когда закон еще только приняли (в 2012 году — прим. ЕАН). Суды первое время принимали решение в пользу НКО, внесенных в реестр. Например, когда в 2015 году «Екатеринбургский Мемориал»* (включен в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента - прим. ЕАН) признали иноагентом, я в то время участвовал в судах, где обжаловалось это решение. И на тот момент суды признавали такие решения недействительными. Ведь по закону в прошлой редакции организация сама должна была зарегистрироваться в качестве иноагента. Но даже в то время это было необязательным условием. И к административной ответственности не привлекали. А со временем оспаривать такие решения стало невозможно.

 «Нам больше мешает эпидемия ковида, а не статус ИА»: челябинские правозащитники-иноагенты про новую реальность — Почему невозможно добиться исключения из списка иноагентов?

— Поменялось само законодательство. В нем появились такие определения, как физлицо, которое выполняет функцию СМИ-иноагента. Приняли поправки, по которым в этот список могут вносить незарегистрированные в качестве юрлиц общественные организации.

Я вообще не понимаю, как это может быть. Например, ОВД-Инфо** (занесено в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента - прим. ЕАН) признали иностранным агентом. ОВД-инфо** — это медиапроект. Это не общественная организация. Такой структуры не существует. Общественное объединение может существовать без регистрации. Оно не имеет счетов в банке, не ведет финансово-хозяйственной деятельности. Как оно, не имея счетов в банке, может получить не только иностранное, а вообще любое финансирование?

— Много ли юридических противоречий в законе об иноагентах?

— Сложно говорить о каких-то противоречиях в законах, которые направлены на подавление гражданского общества. Это абсурд. Это не акты законотворчества, это меры давления. Тут теоретический подход не применим. Просто идет каток.

— А что за последние несколько лет изменилось в судебной практике?

— Сейчас добиться через суд исключения из списка иноагентов стало невозможно. Я знаю случаи в Москве, когда люди через суд оспаривали статус иностранных агентов и просили предоставить документы, свидетельствующие об иностранном финансировании. А Минюст им отвечал: «Мы вам ничего не предоставим. Это тайна». Или: «У нас есть сведения, но мы вам их не раскроем». На самом деле, как я думаю, никаких сведений нет. На кого покажут, тех и признают иноагентами.

Я на 99 % уверен, что и Дмитрия Муратова (главный редактор «Новой газеты», лауреат Нобелевской премии мира этого года — прим. ЕАН) признают иностранным агентом, как только он получит деньги из Нобелевского фонда.

— То есть абсолютно любой человек может попасть в этот список?

— Теоретически каждый гражданин может стать иноагентом. Человек юридически беззащитен перед этим законом.

А если что-то в законе будет работать не так, чтобы включить тех или иных лиц, законодатели закроют эти «‎дыры». Включили, к примеру, уже защиту прав человека в политическую деятельность, хотя это чисто юридическая работа. Права человека - вне политики, вне идеологии.

Я, например, и националистов, и либералов защищаю. Я не обращаю внимания на идеологию. Но, тем не менее, таковых тоже признают. Они уже добрались до журналистов. Думаю, доберутся и до адвокатов.

Юлия Федотова в свою очередь согласилась, что термины в законе сформулированы очень размыто. Особенно в части политической деятельности.

«Там очень широкое определение этого понятия, что под него попадает все что угодно: правозащитная, просветительская деятельность, любое распространение информации. Это дает широкое поле для толкования закона тем, чьи интересы он представляет», — пояснила Федотова. 

Она отметила, что есть еще один существенный вопрос к закону, который поднимался уже несколько лет назад: что именно считать иностранным финансированием? Любой денежный перевод, вручение международных премий или что-то другое?

«Еще одна проблема — нет механизмов оспаривания. Я лишь в теории могу предположить, что это можно делать через КоАП РФ — оспаривание действий решений государственных органов и должностных лиц. Но о реальной правоприменительной практике я не слышала», — сказала правозащитник.

Добавим, что в настоящее время в Екатеринбурге насчитывается 7 организаций, имеющих статус иностранных агентов. В сентябре 2021 года, сразу после выборов, в реестр СМИ, которые выполняют в России функции иностранного агента, внесли Александра Грезева — координатора движения «Голос»*** (внесено в реестр незарегистрированных общественных объединений, которые выполняют в России функции иностранного агента).

Что грозит иноагентам за нарушение закона?

По действующему законодательству, организации и граждане, признанные иноагентами, обязаны ежеквартально сдавать в Минюст России отчетность о своей деятельности, а также бухгалтерский аудит.

За отсутствие отчета предусмотрена уголовная ответственность. Для граждан, которые работают в НКО-иноагентов, предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до 300 тыс. рублей, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Аналогичные наказания установлены за нарушение порядка деятельности иностранного СМИ-иноагента или учрежденного им российского юридического лица, выполняющего функции иноагента. Нарушение общественным объединением, получающим финансирование на осуществление политической деятельности из‑за рубежа и не зарегистрированным как юрлицо, порядка предоставления сведений о своей деятельности получит предупреждение или штраф:

  • для граждан — от 5 тыс. до 10 тыс. рублей;
  • для должностных лиц — от 10 тыс. до 30 тыс. рублей.

Физическое лицо – иноагент за аналогичное нарушение может отделаться предупреждением либо заплатить штраф от 30 до 50 тыс. рублей. За неуказание физлицом – иноагентом своего статуса предусмотрен штраф в размере от 10 до 30 тыс. рублей.

Производство общественным объединением, включенным в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иноагента, различных материалов и их распространение без соответствующей маркировки влечет штраф:

  • для граждан – от 50 до 100 тыс. рублей;
  • для должностных лиц – от 100 до 300 тыс. рублей.

Для отдельных членов такого объединения, не указавшего маркировки, что материалы произведены иноагентом, штраф составит 5 тыс. рублей. Штрафы для НКО-иноагентов за распространение материалов без маркировки составляют до 500 тыс. рублей для юридических лиц.

 «Мы ожидали этого»: координатор движения «Голос»* в Екатеринбурге рассказал, как будет жить со статусом иноагента 

*Городская общественная организация «Екатеринбургское общество «МЕМОРИАЛ» включена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

**ОВД-Инфо занесено в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента.

***Движение «Голос» внесено в реестр незарегистрированных общественных объединений, которые выполняют в России функции иностранного агента.

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Источник фото: ЕАН
Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
18+