August 2, 2019, 12:34 PM

Тяжелые наследства. Мнение Дмитрия Моргулеса

Встретил я намедни одного знакомого строителя, когда-то очень хорошо знакомым с бюджетными стройками и подрядами. Разговорились о том да сем, и, конечно, речь пошла о «великом челябинском недострое» на реке Миасс.

— И что с ним будет теперь? — поинтересовался мнением опытного человека.

—Ничего не будет. Достроят. В любом случае достроят, — усмехнулся он.

— Но ведь вроде приостановили, заново инвесторов ищут…

— Да какая разница. Вопрос в том, что достраивать придется. Причем, скорее всего, в том же самом проекте.

— Почему?

— Потому что туда сколько уже бюджетных денег «залито»? Миллиарды. Бюд-жет-ных. И если прекратить стройку и закрыть проект, то кто-то должен будет ответить за то, что эти миллиарды бюджетные окажутся выброшены на ветер. А это, знаешь ли, уголовочка…

— Так ведь строить-то начали при предыдущем губернаторе, а он где сейчас…

— Не совсем так. Отвечать придется тому, кто примет решение о прекращении строительства. А это не предыдущий губернатор, а нынешний. Хотя, конечно, все понимают, что это ему досталось «в наследство». Но логика, и юридическая, и силовая, именно такова. Так что достраивать придется. Разве что проектные решения чуть упростят, удешевят что-то. Но — достраивать. Иного варианта просто нет.

— И что? За 18 млрд? Там же первоначальная смета была 7 или 9…

— Само-то здание как раз 7-9. Но там ведь сколько уже сделано — сети переложены, включая огромные канализационные стоки, реку Игуменку и так далее. И осталось-то ведь много помимо здания — набережную сделать, сквер искусств, да много чего. И тоже ведь вариантов нет… Не в этом году, но в следующем набережную делать точно начнут.

— Там же тоже концессионер какой-то был мутный, да сплыл.

— А уже неважно. Деньги на проект затратили? Затратили. Так что будьте любезны.

И мой знакомый строитель пошел дальше пружинистым шагом по новенькой тротуарной плитке, которую успели в этом году положить в одном из городских скверов.

А я вот задумался. Дело ведь не только в «наследстве» Бориса Дубровского, которое придется разгребать Алексею Текслеру. Челябинск — это вообще своего рода чемпион по недоделанному, недостроенному, начатому и заброшенному. Не только при Дубровском, не меньше было и еще раньше — при Юревиче и даже при Петре Сумине.

  • Стадион «Центральный» (а ведь перестраивать его начали еще в середине 2000-х).
  • «Никитинский» недострой на улице Васенко (и на днях скандальный предприниматель Артур Никитин вновь заявил об остановке стройки).
  • Скелет недоделанной высотки на перекрестке улиц Труда и Красной (тоже стоит года с 2005-го).
  • «Яма Тартаковского» на перекрестке проспекта Ленина и улицы Свободы (зияющая своей глубиной с начала 2000-х).

А еще десятки пустырей или неухоженных парковок. Только в самом центре Челябинска. Там, где даже по кадастровой карте Росреестра, казалось бы, должны были строиться общественно-деловые центры, жилые дома, многофункциональные комплексы…

 Это не вопрос бюджетных или небюджетных денег. Это вопрос и делового климата, и воли властей. Воли как минимум заставлять доделывать то, что запланировано и начато, а не позволять держать в аренде участки десятилетиями безо всякой пользы. 

А недострой на Миассе — мне хотелось бы, чтобы его достроили. Причем в том виде, который изначально был в проекте. Уж больно красивое здание. В Екатеринбурге такого нет...

Комментировать