January 25, 2019, 11:45 AM

Уральский топ: последний поход, казаки против Свердлова и женская фракция в думе Екатеринбурга

Агентство ЕАН с помощью уральцев продолжает подводить итоги недели. Традиционно мы обсудили с нашими спикерами последние громкие события, произошедшие в регионе.

Трагический поход

На этой неделе Свердловскую область потрясла история девушек, которые отправились в горный поход на север региона, но отбились от группы и три дня в метель провели без еды и огня. Одна из них в результате обморожения погибла. Вторая находится без сознания в больнице, ей ампутировали обе стопы.

В этой истории много вопросов: почему опытные туристки не смогли развести костер, чтобы согреться, почему на их поиски ушло так много времени. Но, по мнению туриста с 25-летним стажем Виктора Широковских, главный вопрос: почему девушек бросила их группа.

«Мне кажется, что в данной ситуации неправильно себя повела именно группа. Я никогда не встречал такого, чтобы людей бросали. Возможно, они подумали, что девчонки примкнули к другой группе, а та, другая группа этого не поняла. Но обычно, когда меняют группу, согласовывают этот момент. Группе нужно было или удостовериться в этом, или дождаться девушек. Своих никогда не бросают!» - говорит Широковских.

Он отмечает, что в буран даже опытным туристам непросто сориентироваться. «Они не понимают, куда идут, не видят, где верх, где низ, может возникнуть паника. Почему они не развели костер? В таких условиях это сложно сделать, особенно девушкам. Нужно было выкопать ямку, найти ветки, в метель суметь разжечь их – это очень непросто», - поясняет эксперт.

По его словам, в таких ситуациях, если знаешь, куда идти, нужно двигаться – это шанс спастись. Получить переохлаждение можно даже в дождь, не то что в снег. Если же есть понимание, что тебя ищут, нужно попробовать сэкономить энергию, закопаться в сугроб и ждать. 

«Какую-то хорошую еду в такой ситуации найти почти невозможно. Когда люди теряются летом, кто-то начинает есть грибы и порой травится ими. Главное, чтобы была вода. Если люди знают, что их ищут, не надо тратить свою энергию и лазить по деревьям в поисках шишек с орехами. А такое тоже бывает! Сиди там, где тебя оставили. Почему девушек так долго искали? Тут также можно только строить предположения. Я так понимаю, что gps-маячков у них не было. В буран и физически трудно искать, и вертолеты не летают. К тому же люди перемещаются, и за три дня они могли уйти достаточно далеко», - объясняет Виктор Широковских.

Свердлов в Екатеринбурге: сносить или нет

В Екатеринбурге проходят памятные мероприятия, посвященные 100-летию расказачивания в России. В субботу, 26 января, уральские казаки намерены выйти на пикеты и потребовать сноса памятника Якову Свердлову и переименования Свердловской области.

Напомним, именно Свердлов в 1919 году принял директиву «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах». В одном пункте документа содержалось требование «провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно».

Мнения ученых по поводу готовящихся акций протеста разделились. Начальник управления архивами Свердловской области, кандидат исторических наук Александр Капустин считает, что сейчас совсем не время для подобных пикетов.

«И президент России Владимир Путин, и патриарх Московский и Всея Руси Кирилл доводят до нас мысль, что в сегодняшнее непростое время стране нужны идеи, которые сплотили бы людей. А идея, с которой выступают казаки, наоборот, может в очередной раз расколоть общество. Тогда, когда Свердловым был подписан циркуляр, уже год шла Гражданская война. И были не только красные и белые (кстати, до 80% казачества служили белым войскам), были и зеленые, и атаманы. Несправедливости и жестокости со всех сторон было очень много. Казачество, а в частности «верхушка» - то есть зажиточные казаки, когда к ним на территорию пришли красные части, оказало ожесточенное сопротивление. Никакие уговоры не могли на них повлиять. Поэтому, разуверившись в возможности как-то договориться с ними, и приняли директиву. Найдите хоть одно государство, которое потерпит на своей территории восстание! Тогда рубили и красных, рубили и красные. Спор, у кого руки больше в крови, я считаю сейчас совсем неуместным. У меня нет пиитета ни к Свердлову, ни к тем комиссарам, которые расстреливали пленных белых, ни к белым вождям, которые уничтожали целые деревни. Вот у меня дед воевал за красных, что же мне теперь делать? У кого-то предок был красный офицер, у кого-то – белый, и что теперь, людям в горло друг другу вцепиться? Поэтому такие идеи несвоевременны и неуместны, не надо разделять общество. Казаки хотят провести референдум, но люди начнут высказывать разные мнения. У кого-то хватит ума ограничиться дискуссией, а кто-то ведь может начать и руками махать. А то как казаки умеют нагайками махать, мы видели и в современном мире. Зачем нам это повторять? Поэтому я считаю, что сейчас, в эти тяжелые времена, не надо тревожить людей. Нам надо всем вместе вставать на ноги, а не ставить подножки», - говорит Александр Капустин.

Доцент УрФУ, кандидат исторических наук Алексей Соловьев же считает, что таких акций не избежать, а вопрос переименования Свердловской области должен обсуждаться.

«Грядущее мероприятие инициировала группа казаков-общественников. Они, как граждане РФ, имеют право выразить свою частную точку зрения. Для казачества фигура Свердлова абсолютно неприемлема. Современная Россия борется с терроризмом, а Свердлов фактически был террористом. Он взращивал отряды боевиков, которые потом в 1917-1918 годах убивали царскую семью и других сторонников старого режима. И казаками вопрос переименования области будет подниматься ежегодно в эту дату. Для них это боль. Они ничего не могут сделать, кроме как выйти и выразить свою волю. Надо спокойно к этому относиться», - говорит историк.

Он поддерживает позицию, что о переименовании Свердловской области нужно дискутировать. «Даже с точки зрения логики - абсурд, что мы строим капитализм, а регион носит имя человека, который с ним боролся. На мой взгляд, вполне логично, если областной центр - Екатеринбург, то область должна быть Екатеринбургская», - полагает Алексей Соловьев. 

Что касается памятника, то, по мнению Соловьева, скульптуру нужно сохранить, но перенести в менее заметное место, как это было сделано с памятником Малышеву.

«Памятник Свердлову – это объект культурного наследия, а не просто какой-то истукан. В плане скульптурного изображения он представляет ценность. И нужно относиться к нему как к части истории. Хотя понятно, что в нравственном плане Свердлов – отрицательный персонаж. Увековечивают для того, чтобы подрастающее поколение потом чему-то училось у этого человека. Я не знаю, чему хорошему оно могло бы научиться у Свердлова», - отмечает эксперт.

Женская фракция в думе Екатеринбурга, председатель - мужчина

В гордуме Екатеринбурга появилась женская фракция - межпартийное объединение женщин-депутатов. Первое ее заседание провел мужчина, спикер Игорь Володин. Новое думское объединение займется проблематикой семейного насилия и острыми общегородскими темами – развитием ЦПКиО, транспортной реформой, подготовкой к празднованию 300-летия города. Представительницы феминистского сообщества оценивают идею позитивно. Правда, с оговорками.

«В целом идея хорошая. Но некоторые моменты смущают, - пояснила Полина Дробина, координатор фем-направления в Ресурсном Центре для ЛГБТ. - Вот, например, цитата депутата Елены Дерягиной: "Это не феминистическая фракция, мы не мужененавистники. Это возможность отдельно встретиться, с другой стороны посмотреть на какие-то вопросы и потом добиваться результатов".

То есть вопросы, которые они собираются прорабатывать, у меня находят отклик, но эти слова беспокоят. Они заявляют о борьбе с гендерным неравенством, но тут же приравнивают феминизм к мужененавистничеству. Я не понимаю, как это может сочетаться, если вопрос гендерного неравенства - первейший вопрос феминистской повестки. На дворе 21 век, а женщины, объединяющиеся в женскую фракцию и публично заявляющие о том, что хотят отстаивать права и интересы женщин, бороться с гендерным неравенством, открещиваются от слова "феминизм" как от чумы. Второй момент. Первое собрание прошло под председательством мужчины - в этом я вижу тревожный звонок. Зачем объединяться в женскую фракцию, если предводительствует все равно мужчина? Это плохо сказывается на имидже такого объединения, лишний раз подчеркивая несамостоятельность женщин в политике. А я верю, что женщины в состоянии сами проводить такие собрания.

Но лакмусовой бумажкой и пониманием, чьи интересы на самом деле отстаивает эта фракция, могла бы стать озвученная позиция по поводу абортов. Я жду их заявлений на эту тему, чтобы составить окончательное суждение. Считают ли они политику вывода абортов в отдельные лицензируемые услуги опасной для женщин практикой. Придерживаются ли мнения о том, что только женщина имеет право голоса в вопросе аборта и что недели тишины вредят женщинам (неделя тишины – от двух до семи дней, которые проходят между обращением женщины в больницу до назначения аборта. Предполагается, что за это время беременная может передумать, - прим. ЕАН)».