September 24, 2021, 10:37 AM
Валентина Попова

«Все данные можно будет переписать без войны с наблюдателями»: IT-эксперт оценил систему ДЭГ и рассказал, почему ее контроль невозможен

В нескольких регионах страны, включая Москву, в этом году выборы прошли в формате дистанционного электронного голосования. Граждане реализовали свое электоральное право с помощью Интернета. Пока нововведение вызывает множество вопросов, но есть мнения, что в будущем оно распространится на всю страну, и необходимость посещать избирательные участки лично останется лишь в самой глубинке. При этом пока остается непонятным, как проконтролировать процесс голосования: если в реале этим обычно занимаются наблюдатели, находящиеся непосредственно на месте событий, то виртуальная схема их работы, а также особенности подготовки к ней – темное пятно в системе. IT-эксперт Даниил Силантьев в колонке для ЕАН рассказал о том, понадобится ли какая-то квалификация дистанционным наблюдателям, как упростить им задачу и получится ли на самом деле это сделать.

«Технологии развиваются, мы все идем в будущее, но то, что сделал ЦИК на последних выборах - шаг в прошлое. В первую очередь мы это видим по банальнейшей технологии видеонаблюдения. Вдруг оказалось, что последние 10 лет за выборами можно было наблюдать из любой деревни, а в 2021 году ресурсы куда-то исчезли. Оказывается, чтобы наблюдать за выборами, нужно проходить аккредитацию и посещать какие-то специальные места, и никакого объяснения этой необходимости нет. Интернет внезапно оказался на уровне начала нулевых, и ЦИК не может себе позволить транслировать видеопоток всем подряд.

Но мы понимаем, у кого тут «спина белая», почему так происходит и что никакого отношения к техническому развитию происходящее не имеет. Отчасти то же самое прослеживается с электронным голосованием. Наверное, глобально электронное голосование - это то, к чему все страны, относящие себя к демократическим, придут. Есть мировые кейсы, тот же любимый апологетами пример Эстонии, но для того, чтобы это и правда работало повсеместно, нужно соблюсти ряд нюансов.

Во-первых, важен уровень доверия к разработчикам платформы.

Сейчас операторы системы – московский ДИТ или «Ростелеком» – воспринимаются всеми как провластные структуры, и никого не убедить в том, что они просто выполняют конкретный заказ.

Надежд на то, что они независимы, никто не питает.

Один из немногих способов бороться с этим - полная прозрачность самой системы выборов. Вся блокчейн-система, на которой базируется электронное голосование, должна быть понятна. Как заводят голоса, как они трансформируются, шифруются, какие данные транслируются наружу с точки зрения количества проголосовавших на данный момент и так далее.

Нужно отдать должное ДИТу: какие-то кусочки этой системы были выставлены на всеобщее обозрение, но при этом я не нашел ни одного подтверждения со стороны специалистов, что система полная и ей можно верить.

Мы должны понимать, как это работает от и до. Принципиально к ДИТу вопросов нет, они свою задачу выполнили, а в частностях эту систему никто до конца не знает. Я надеюсь, что она действительно работает, а не выдает нарисованные цифры, но утверждать что-то по этой теме мне не позволяет недостаток компетентности.

 ДЭГоизм победителей. Электронное голосование идет в регионы – свердловчане ждут от него проблем 

 И возникает вопрос уже непосредственно по наблюдателям. Если система построена правильно и прозрачно, то не может быть этих электронных УИКов, это вообще какая-то «упячка» и непонятный привет из прошлого. Есть государственная электронная система, в которой должен быть набор открытых данных, по которым любой внешний наблюдатель увидит, что система работает корректно. По статистке, по активности можно предположить, что эта корректность нам всем очевидна. И не нужно для получения данных ехать в какое-то конкретное место, а можно просто посмотреть на специальном портале. Здравого объяснения, почему так нельзя сделать, у нас нет. Единственное, что можно предположить – это недоработанность электронной системы.

Не должно быть такого, чтобы рядом с обычной участковой избирательной комиссией были еще и электронные надсмотрщики.

Конечно, никаких специалистов для этого не хватит даже на московские избирательные участки, не говоря уже об остальной стране.

Глобально, когда мы говорим о системе электронных выборов, она всегда централизована, поэтому нет никакой необходимости сидеть в Краснотурьинске или Урюпинске, а можно просто мониторить, что происходит на центральном сервере с помощью специальных сервисов.

Система электронного голосования базируется на блокчейне, как и все криптовалюты. Чтобы купить биткоин, не нужно ехать в банк. Чтобы майнить, можно находиться где угодно, лишь бы был доступ в Интернет. И с выборами должна быть ровно та же ситуация: система не должна иметь никаких географических ограничений. Проверить все возможно, если она построена прозрачно и честно, но далеко не факт, что сегодня это так. Однако голословно я обвинять никого ни в чем не буду, хотя по одним только «чуровским хвостам» уже видно, что не все в этой истории чисто.

Очень важно понять, как система голосования будет развиваться дальше. Я рискну предположить, что «кульбит» на московских выборах властям чрезвычайно понравился, можно ожидать, что к следующему голосованию электронные системы будут применены повсеместно.

С точки зрения манипуляции это очень удобная штука. Все данные можно переписать по щелчку пальцев, и не нужно воевать с наблюдателями на тысячах участков. Все легко и просто управляется в одной панели.

К следующему разу подкрутят прозрачность, чтобы исчезли те самые «хвосты», и выборы дадут вполне предсказуемый результат.

 Электоральная сенсация: что «бирюзовые» забыли в свердловском парламенте? 

Давайте вспомним КОИБы, к которым изначально отнеслись с недоверием, но в итоге вопросы пропали. КОИБ – это машинка, которую всегда может проверить любой член комиссии. По сути это просто средство автоматизации подсчета голосов, которое трудно использовать для манипуляций. Зато огромные возможности для таких манипуляций даст система электронного голосования. Даже если она будет работать прозрачно, за пределами нашего контроля останется сам процесс голосования. Мы не сможем увидеть тех, кто отдает свои голоса. Возможно, они утром пришли на работу в министерство или больницу и там проголосовали под бдительным оком начальника. У нас с бумажными-то выборами постоянно устраиваются «карусели», что же начнется, если процесс будет организован дистанционно?

Казалось бы, в качестве базы для электронного голосования можно взять систему приема экзаменов, но это будет нарушением приватности процессаАвтор имеет ввиду систему «Экзамус» — сервис, который позволяет проводить онлайн-экзамены и контрольные. По правилам во время тестирования студентам запрещено покидать рабочее место и пользоваться вспомогательными материалами. В кадре не должно быть посторонних людей. Как утверждается на официальном сайте, разработчики «Экзамуса» создали технологию, которая анализирует поведение пользователей и распознает их эмоции..

Резюмируя, хочу сказать, что все, что касается электронного голосования, выглядит очень подозрительно и полностью зависит от моральных устоев разработчиков. Боюсь, что мотивация заказчиков далеко не «белая и пушистая», и манипулировать данными станет гораздо легче. Кроме того, организаторы выборов смогут сэкономить на различных электоральных процессах и попросту будут править все цифры в одном месте, получая заведомо нужный результат, и проверить их будет невозможно».

Показать комментарии (1)