May 13, 2020, 8:39 AM

Депутат Константин Киселев: история со сквером у Драмы - навсегда в истории екатеринбургской идентичности

Депутат думы Екатеринбурга Константин Киселев в мае прошлого года приходил в сквер у Драмтеатра на протяжении всего противостояния. История с храмом святой Екатерины началась для него раньше, чем для многих горожан, и он все еще не уверен, что она закончилась. Депутат рассказал ЕАН о событиях годичной давности.

Итоги подводить рано, пока ведутся уголовные дела

Со времени противостояния прошел год. Казалось бы, что можно подводить итоги. С одной стороны, так. С другой - рано. Рано, так как убежден, история со сквером – стратегическая. И ее значение будет длиться и длиться. Ровно так же, как, например, длится история с «Уралмаш – завод заводов», строительством МЖК, рок-клубом и иными. 

Сквер у Драмы навсегда в екатеринбургской идентичности. Просто представим, если бы Алексей Иванов писал свой «Ебург» сегодня, то история с защитой сквера на все 100% была бы в книге. Да, кого на 100, на все 300! И будет время, когда наши дети или внуки будут спрашивать: «А ты был в сквере в мае 2019?» И тогда я отвечу: «Конечно, был. Разве могло быть иначе?»

Кроме того, история не закончена. У нас есть более сотни административных дел. Ведутся уголовные. Власть не успокаивается. И точку ставить рано. Мы еще услышим о сквере. И многократно. Мы еще будем решать, что делать, если правоохранители-власть не одумаются, если не прекратятся репрессии. Хотя по большому счету все начиналось абсолютно без политики.

Сквер объединил разных людей

Был и есть сквер, который все знают и любят. Было желание построить в нем храм. Были разные интересы. Люди увидели проект, уничтожающий сквер. И высказались против. Через «обнимашки», через концерты, через посты в соцсетях. Абсолютно мирно. 

Казалось бы, частная история. Причины выступать против были самые разные. Протест против строительства в сквере был многосоставным. Кто-то выступал просто за сквер. Просто потому, что в городе мало зелени. Кто-то профессионально оценивал экологическую ситуацию. Другие сильно «удивились» вторичности храмового проекта, нет в нем уникальности. Третьи в сквере бегали, катались на скейтах, гуляли и потому увидели, что их маленький мир может быть просто разрушен. 

Вы хотите бегать среди постоянных крестных ходов и среди людей в черном? Вам комфортно катать коляску со спящим ребенком под звон колоколов, а не под шепот яблонь? Не очень много людей были вообще против религиозного строительства. Кто-то протестовал, ибо всегда так. 

Другими словами, сквер объединил самых разных людей. За сквер были православные и мусульмане, консерваторы и либералы, запутинцы и отчаянные оппозиционеры.

 «Скверный» бунт в Екатеринбурге: первая годовщина 

Сквер задал повестку Екатеринбургу

Сквер – сплошная эмоция. Вы помните, когда десять тысяч людей взяли фонарики и сделали небо и мир светлым? Это непередаваемо. Вот никого нет в сквере. Всего несколько сотен. И вдруг материализуются тысячи. Плечо к плечу. И все с фонариками, которые в небо. Обращение к миру. Восторг и счастье, что мы действительно вместе. Вся история очень живая. А это именно история. ИСТОРИЯ. И мы причастны. Почему история?

Причем стратегическую повестку. Сегодня любой чиновник, любой владелец участка, любой застройщик тысячу раз подумает, пилить деревья или нет. Сегодня любой депутат тысячу раз подумает, поддержать уничтожение зеленых зон или их множить. Если сквер – локальная победа, то экологическая повестка – победа стратегическая.

И еще одно следствие. Кто верил, что сквер можно отстоять? Один-два процента. Не больше. Вспомните те ощущения. Защитниками двигало отчаяние. Не верим, но делаем, ибо так правильно, так по совести, так не стыдно.

А сегодня веры в успех при любой акции много больше. Защитники сквера доказали, что можно защитить правду. Можно добиться справедливости. Можно защитить истину.

Вспоминаю, в какой-то момент ситуация стала меняться. Вот нас уже две, три, пять тысяч. Вот мы вместе поем. Вот мы зажигаем небо над сквером. И нас уже тысяч десять. Вот уже весь город, который был еще вчера незнающим и равнодушным, за нас. И завтра здесь будут десятки тысяч. И уверенности становилось больше и больше. А когда начали вывозить забор - это непередаваемое ощущение победы справедливости.

Основная ошибка власти – политизация протеста

Защитники сквера этого не хотели. Повторю, протест был многосоставным, и политики в нем было мало. Власть вместо того, чтобы занять нейтральную позицию, позицию «над схваткой», присоединилась к тем, кто планировал уничтожить сквер. Всё. Это был переломный момент. И тут было понимание, что основное – защита самих себя. 

Сквер стал личной историей. Историей политической. Власть сама спровоцировала, сама нарушила баланс. Люди поняли, что в сквере они защищают самих себя от власти, что могут пострадать люди. Пенсионеры и дети. Любой. В такой ситуации не уступают. В такой ситуации роют окопы.

Сквер был протестом одиночек

Я помню, как я ходил в небольшом просвете между защитниками сквера и полицейскими с бойцами. И понимал, что в следующие минуты будет столкновение. И пострадают именно защитники сквера. Но хоть на какое-то время предотвратить. Причем идешь сегодня с Димой Головиным, который за сквер. Завтра - с Женей Маленкиным, который за храм. Чаще один. И понимаешь, что можно и одному. 

Что ровно так же одиночками были Аня Балтина, Дима Москвин, Катя Лахтикова и сотни других – они одни. Они рисковали всем и рискуют сейчас. Они за город. Мы за город. Мы за людей. И люди с нами. Но каждый, перефразируя Ганса Фаллада, живет в одиночку. Только тогда это жизнь.

Бездействие полиции — самое страшное 

Самое страшное эмоциональное переживание, когда понимаешь, что власть в городе захватили бойцы, им позволено все, а полиция стоит. К ним взываешь: «Как так?!» Позже я вновь столкнулся с этим, когда начали угрожать моим близким, упоминая сквер, а полиция сказала: «Не видим состава». Но не о себе, ровно такие вещи со всеми.

Слова, которые я бы сказал, вспоминая о сквере?

Человек. Честность. Достоинство. Любовь. Гордость.

 Уголовные дела о «скверных» протестах в Екатеринбурге по-прежнему засекречены Александра Аксенова

Источник фото: Алексей Колчин для ЕАН
Комментировать