September 3, 2019, 12:45 PM

Депутаты спорят, мэр грустит, инвесторы ждут: в Екатеринбурге началась храмовая осень

Пятая попытка согласовать порядок проведения опроса по выбору места для храма святой Екатерины закончилась практически ничем. Два часа ушло у депутатов и общественников Екатеринбурга на то, чтобы переутвердить список возможных площадок. Подробности – в материале ЕАН.

Итог – все смирились с тем, что на месте, где сейчас строится Ледовая арена, нельзя будет построить больше ничего. По данным ЕАН, представители УГМК, уже начавшие стройку, еще летом предупредили власти города, что не намерены менять своих планов, и посоветовали убрать участок между улицами Куйбышева и Декабристов из опросного листа.

 Интрига возникла в минувшую пятницу. ЕАН тогда первым сообщил о том, что мэр Александр Высокинский вместо варианта «телебашня» предложит внести в опрос вариант «сквер у «Динамо». 

Аргументация мэра не была убедительной, и сегодня эту идею чиновника депутаты и общественники забраковали. Заменив выбывшую телебашню на неопределенную точку «за Макаровским мостом». Признав, правда, в процессе дискуссии, что с этим вариантом еще ничего неясно и нельзя забывать, что застройщик «Брусника» планирует построить там жилье. Детали – чуть ниже.

Напомним, пьеса «Выбор места для храма в Екатеринбурге» длится уже полгода. После того как горожане возмутились началу строительства собора в сквере у Театра драмы, с подачи президента РФ было предложено провести общественный опрос на тему, где же все-таки храм можно построить. Для его подготовки создали рабочую группу из депутатов, общественников, представителей епархии и мэрии, которые должны согласовать все вопросы: начиная от списка возможных площадок и заканчивая регламентом голосования.

 Негласно все происходящее является еще и социальным экспериментом, который может повлиять на всю систему госуправления. По сути это попытка посмотреть, что получится, если вместо формальных общественных слушаний действительно попытаться устроить диалог с населением и по-честному выяснить их мнение.

Простым разговор не получился. Для разминки депутат Александр Колесников выступил с двумя заявлениями: обвинил экс-жену своего коллеги Константина Киселева, а заодно и большую часть защитников сквера у Театра драмы в работе на «Атомстройкомплекс» и категорично предложил вернуть храм в сквер у Театра драмы. Заявив, что это единственная площадка, соответствующая всем требованиям закона. Идея не прошла, и предложение депутата дружно забаллотировали.

Весной, перед тем как уйти на каникулы, рабочая группа поставила мэра Екатеринбурга Александра Высокинского в очень неудобное положение, включив в перечень возможных мест для строительства храма участок снесенной телебашни возле цирка. Там в настоящее время строится Ледовая арена. Вряд ли кто-то при этом сомневался, что одну стройку заменят на другую, сорвав не только градостроительные планы Екатеринбурга, но и федеральную программу — спортобъект заявлен в качестве одной из площадок Универсиады-2023. Но просто так совпало: общественникам показалось забавным насолить главе города, а у части депутатов нашлись свои резоны.

За лето Александр Высокинский подкопил силы и решил ситуацию переиграть. 

«Мы с вами на предыдущем заседании рассмотрели перечень из трех площадок. Вы знаете, что мы этот перечень брали из общегородского опроса, который проводился на сайте горадминистрации. Включая участок на месте снесенной телебашни. Но там уже ведутся работы по строительству арены, льется фундамент. Арена готовится для встречи Универсиады», - начал мэр. 

И предложил на выбор две альтернативы: заброшенный сквер возле спорткомплекса «Динамо» или площадку на набережной за Макаровским мостом. А чуть позже добавил, что и еще по двум утвержденным площадкам - пустырю на Фурманова и бывшему зданию Приборостроительного завода - возникли проблемы с собственниками. Ни ФСБ, ни коммерсанты трепета перед необходимостью строить храм не испытывают, поэтому в любом случае нужен некий «запасной» вариант.

«Если сквер у «Динамо» будет включен — я создам свою группу «Скверы и парки» и, поверьте мне, всех своих избирателей туда приведу. Сквер трогать не надо!» - отреагировал тот же Александр Колесников.

И заявил, что у этого сквера уже есть инвестор, который будет его облагораживать и развивать. 

Его коллега Тимофей Жуков тоже выступил с речью, что включать в опрос сквер — это рискованно, чревато новыми митингами, «но если Александр Геннадьевич под свою ответственность хочет»... Александр Геннадьевич такой ответственности не захотел. Он вообще не выглядел сегодня одним из самых улыбчивых мэров страны, как позиционируют его в лояльных интернет-сообществах.

А вот за вариант за Макаровским мостом высказались и бывший главный архитектор города Михаил Вяткин, и представитель спонсоров храма Александр Гавриленко. Последний вдохновенно отметил, что в прошлый раз этот вариант проиграл с минимальным отрывом и вполне можно к нему вернуться.

 Следующие полтора часа участники рабочей группы выясняли, где именно «за Макаровским мостом», действительно ли можно и где гарантии, что там тоже не появится какой-нибудь собственник, который начнет возражать. Тем более компания «Брусника» планирует там жилую и деловую застройку, у нее все распланировано вплоть до самой реки, и никаких храмов на этих планах не предусмотрено. 

«Да «Брусника» еще никто там — она лишь пытается утвердить свою градостроительную документацию. Может быть, там вообще другая компания будет», - в какой-то момент не сдержался Вяткин.



Депутат Константин Киселев высказался, что именно эксперты готовили предложения по площадкам, которые теперь, как выясняется, не подходят и доверия этим экспертам больше нет. Заодно и Александру Высокинскому досталось, который как мэр этими экспертами горадминистрации руководит, — тот решил мудро промолчать и лишь кивнул виновато.

В конечном счете Михаила Вяткина довели.

-Дайте мне договорить! Вы все время кричите и даже употребляете нецензурные слова в моем понимании, - заявил экс-чиновник.

 - Блииииин, - высказалась немедленно представительница общественной организации «Парки и скверы» в рабочей группе. - Девушка, вы плохо воспитаны! Слово «блин» для меня неприемлемо! - посетовал Вяткин.

Тем временем общественники ненадолго перехватили инициативу. Один из них смог наконец выдвинуть свои требования — предоставить рабочей группе доказательства того, что на месте взорванной телебашни действительно идет строительство. 

«Не надо смеяться, это очень серьезный вопрос!» - отреагировал он на начавших хихикать депутатов. 

Те в ответ предложили ему потребовать еще и трудовую книжку Александра Высокинского, чтоб убедиться, что он действительно мэр города. 

 В конечном счете сошлись на том, что никаких доказательств того, что храм удастся построить на любой из предложенных площадок, нет. Вся земля в чьей-то собственности, и вне зависимости от любых итогов голосования этот собственник может сказать нет или запросить любую сумму. 

При этом повлиять на него епархия не сможет: церковь для коммерсантов - просто повод заработать, как уже это продемонстрировал собственник недостроя возле цирка. Нет даже понимания и того, что там можно построить и в каком виде эти проекты должны быть представлены.

Александр Высокинский пообещал исправить все недочеты, дать поручение разработать хотя бы минимальные градостроительные документы, попросив лишь утвердить участок за Макаровским мостом в качестве возможного. 

 По предложению председателя думской комиссии по местному самоуправлению Алексея Вихарева, кстати, первого из депутатов, отказавшихся после волнений от варианта «у Драмы», за это решение в итоге и проголосовали. 

Итак, площадки остается три: почти безнадежная земля ФСБ на Фурманова-Белинского, интересный, но пока непонятный вариант «за Макаровским» и здание бывшего Приборостроительного завода рядом на набережной Исети. Последний, по мнению многих, скорее всего, и будет реализован.

В прошедшем заседании интересно не только то, что обсуждалось, но и как. Если абстрагироваться от конкретных фраз, то можно увидеть определенный ритм дискуссии: мэр сделал предложение, депутаты его подкорректировали, поспорили, пообсуждали и в итоге с предложением согласились. И так несколько раз. 

Общественники, для диалога с которыми общественная группа и была создана, в основном скучали и пытались понять, почему они уже полгода слушают одно и то же. От их имени же в основном говорил тоже депутат — Константин Киселев. Все произошедшее полностью укладывается в план, обозначенный мэром в начале заседания: к 24 сентября окончательно утвердить список возможных площадок, к началу октября — порядок проведения опроса, в середине октября - провести сам опрос. Теоретически для дискуссий рабочей группы при этом остается еще достаточно времени, чтобы все окончательно устали и надоели друг другу, — полтора месяца. 

Главный вопрос, зачем вообще проводить плебесцит, и вовсе остался без ответа. По идее опрос давно перестал быть нужным, ведь его планировалось провести для выражения отношения города к стройке у Драмы, а этот вариант отвергнут окончательно. Как ни странно, лучше остальных это понимают в РПЦ.

«Тема, для которой изначально создавалась рабочая группа, — недопустимость строительства храма в сквере, пошла уже дальше. Теперь общественники занимаются уже градостроительной политикой — требуют предоставить им какие-то документы. На мой взгляд, как только мы решили, что храма в сквере не будет, — в этом месте группа должна была самораспуститься. А теперь получается смешно: мы обсуждаем, как распоряжаться чужим имуществом. Так получается, что город решает, как распорядиться имуществом чужих людей, — это противозаконно, либо федеральным имуществом — это смешно. Мы можем обсуждать лишь те площадки, которые принадлежат горожанам, — парки и скверы. Но если мы согласились их не обсуждать — то непонятно, зачем эта группа вообще нужна», - подвел итог заседания представитель епархии отец Вениамин. 

Инициаторы проекта, «лицом» которых является Фонд святой Екатерины, своей позиции пока не обнародуют.

«Мы ждем», - заявил источник ЕАН в одной из компаний.

Неофициально инициаторы храмового проекта говорят, что даже если выйти на площадку, которую определят горожане, весной 2020 года, сдать храм к 300-летнему юбилею города уже не получится.

Дело за главным: чтобы их представления о том, где должен стоять храм, совпали с видением участников опроса.

ЕАН следит за развитием событий.

Игорь Чукреев

Комментировать