March 28, 2019, 11:45 AM

К «делу Морокова» привлекут Крекова: почему детей в Свердловской области убивают и насилуют сотнями

Законодательное собрание Свердловской области вернется к обсуждению доклада о положении детей в регионе. Обструкции, которую депутаты устроили на этой неделе детскому омбудсмену Игорю Морокову, могут подвергнуть социального вице-премьера Павла Крекова и министров его блока. Подробности – в материале ЕАН.

Недетские риски

В Свердловской области 920 тыс. детей. Каждый пятый из них, по оценке Игоря Морокова, находится в трудной жизненной ситуации. По последним данным минсоцполитики, количество детей школьного возраста, находящихся в трудной жизненной ситуации, составляет 151 854 ребенка. С учетом детей в возрасте до 7 лет общее количество – примерно 177 тыс. 

К понятию «трудная жизненная ситуация» чиновники относят ситуации, в которых человек не способен позаботиться о себе: инвалидность, сиротство, нищета, отсутствие жилья. Такие дети — потенциальные жертвы для маньяков любого типа или готовые бесправные рабы.

Как следствие, заявляет Игорь Мороков, в регионе сохраняется стабильно тяжелая ситуация. Нищие дети, которых не замечают министерства соцзащиты и образования, умирают. За год погибло 140 детей. Из них 51 был либо убит, либо забит до смерти. От истязаний пострадали 70 детей. 

Преступления против половой неприкосновенности - 855 за год. 46 совершено родителями против собственных детей. Всего же в отношении детей было совершено за год 3297 преступления, из них 1 тыс. — это уклонение от уплаты алиментов. 

Сами дети тоже преступали закон: активно грабили и избивали — к уголовной ответственности было привлечено за год 2129 подростков, в том числе 12 за убийства, 41 — за изнасилования. 

Отдельно можно отметить случаи, когда девочки 14 - 17 лет становились матерями, за год таких 416, а также детей, задержанных за употребление наркотиков, - 166. Вряд ли можно назвать благополучной обстановку, когда в области сотнями рожают школьницы.

Но раньше было хуже: по сравнению с 2014 годом сегодня в регионе совершается в среднем на 20% меньше убийств, изнасилований и прочих преступлений в отношении детей. Потребление ими наркотиков и вовсе сократилось в три раза.

Увы, реальная картина преступлений в отношении детей гораздо мрачнее, но подобные случаи сложно выявлять.

Оценивая состояние преступности, можно привести выдержку из аналитического отчета ГУ МВД России по Свердловской области, в которой сказано, что официальная статистика преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних, не отражает реальную картину ввиду ее латентности. Как правило, это преступления, совершаемые в отношении малолетних, которые не осознают характер совершаемых в отношении их действий, а также когда потерпевшие осознанно скрывают факты насилия либо не сообщают о них в силу своей беспомощности, тем более если преступления совершаются в семье. Выявляют такие преступления, как правило, случайно.

Профанация системы образования 

Причиной подобной ситуации Мороков называет недоработки министерств социальной политики и образования. 

Так, отмечается, что с 2016 года минсоцполитике были переданы все организации, занимающиеся сиротами. 

«В этой связи вся ранее выстроенная социально-педагогическая работа должна была быть уложена в стандарты социального обслуживания, справляются с этой задачей социальные учреждения по-разному: где-то успешно, а где-то не очень», - сообщает омбудсмен. 

Одним из показателей работы подобных соцучреждений является самовольный уход воспитанников. С 2015 года он вырос с 894 случаев до 1435 в 2018 году. При этом, как пишет омбудсмен в своем докладе, при проверке заведений выяснялось, что меры профилактики либо отсутствовали, либо исполнялись лишь формально.

На встречах с вице-губернатором Павлом Крековым поднимался вопрос об отсутствии в подобных заведениях такого важного фактора социализации детей, как ведение деятельности по дополнительному образованию — всевозможные кружки и курсы, но на этот вопрос ответа нет. 

«За последние несколько лет уполномоченному по правам ребенка пришлось столкнуться с рядом ситуаций, когда у многодетных родителей нет возможности реализовать свои функции по созданию для своих детей элементарных бытовых условий. Есть реальная история. Одинокая гражданка, проживающая в Екатеринбурге в Чкаловском районе, родила трех малышей. У нее возникла проблема: на кого оставить малышей при необходимости отлучиться из дома, хотя бы для подачи заявления в территориальное управление социальной политики о признании в нуждаемости?» - задает вопрос омбудсмен в своем докладе. 

Для одиноких матерей места в системе, по мнению Морокова, нет.

Еще больший бардак творится в системе образования. Год в Свердловской области обсуждают трагедию в Березовском, когда подростки жестоко убили инвалида. Игорь Мороков утверждает, что подобные случаи будут повторяться: школы укомплектованы профессиональными психологами лишь наполовину. Чаще всего должность психолога на основе совмещения занимает учитель-предметник, проучившийся на курсах повышения квалификации в лучшем случае 9 месяцев. Часть подростков, совершивших акты агрессии или попытки суицидов, страдали от психических расстройств, которые просто не были вовремя выявлены, уверяет Игорь Мороков.Главный упрек депутатов в адрес Морокова - отсутствие предложений – чиновник опровергает и уверяет: в курируемые Павлом Крековым ведомства и лично вице-губернатору направлялись все эти замечания и предложения, но на них никто не реагирует. Касалось это и школьных психологов: предложение создать полноценную службу в системе образования, провести полноценное обучение педагогов для выявления проблем было, но никто не обратил на него внимания.Директора школ и заведующие детсадами, по оценке аппарата Морокова, имеют слабое представление о профилактике безнадзорности, школы и детские комбинаты никак не коммуницируют с другими структурами, защищающими права детей с высоким уровнем социального или девиантного риска. Доклад содержит примеры проверок конкретных учебных заведений и выводы, что профилактика там ведется лишь формально, реальной работы в этом направлении нет. 

Наконец, Игорь Мороков констатирует профанацию работы и со стороны комиссий по делам несовершеннолетних. 

«ТКДН (территориальные комиссии по делам несовершеннолетних, — прим. ЕАН) большей частью занимаются административной практикой, нежели организацией работы по профилактике социального неблагополучия несовершеннолетних», - заключает омбудсмен. 

Причины все те же: министерствами не разработан порядок взаимодействия, предоставления информации о детях и их проблемах, и вся профилактика, вся работа выполняется лишь формально.

Не договорились 

«То, что детей в трудной жизненной ситуации действительно много в области, — это наша главная боль», - прокомментировал ЕАН цифры, звучащие в докладе, председатель комиссии по соцзащите Заксобрания Свердловской области Вячеслав Погудин. 

Депутат уверяет, что работа в этом направлении постоянно ведется — как раз на одном из последних заседаний депутаты увеличили финансирование программы оздоровления детей на 300 млн рублей, эти деньги пойдут и на организацию летнего отдыха для детей из социально неблагополучных семей. Сам доклад Морокова, который депутаты двумя днями ранее буквально разнесли, они обещают пересмотреть еще раз и пригласить министров на заседания комитетов. 

Как пояснил ЕАН Вячеслав Вегнер, ставший одним из основных критиков доклада, основная претензия к омбудсмену как раз и заключалась в том, что все эти проблемы необходимо было предать огласке еще год назад, работать над их решением совместно с Заксобранием, а не копить их для отчета. 

«Вот у нас есть комитет по соцполитике — он хоть раз пришел на нее и сказал об этих проблемах, которые перечисляет в докладе? Нет. Подошел бы и сказал: обращайтесь в министерства и разбирайтесь», - поясняет депутат.

ЕАН будет следить за развитием событий.

Игорь Чукреев