October 19, 2020, 10:32 AM

Окаянные ПНИ. Общественница Елена Осипова о том, почему стерилизация инвалидов — это еще не дно

В Екатеринбурге очередной скандал вокруг учреждения, в котором проживают инвалиды. В Telegram-канале Baza появилось видео, в котором Людмила Гусева, бывшая постоялица ГАУ «Уктусский пансионат», заявила, что руководство принудило ее сделать химическую стерилизацию. В противном случае ее угрожали перевезти в психоневрологический интернат (ПНИ). К проверкам подключилась омбудсмен Татьяна Мерзлякова, депутаты, силовики.

С вопросом о том, реально ли защитить права инвалидов, находящихся в спецучреждениях, ЕАН обратился к общественнице Елене Осиповой. В конце прошлого года Елена вызволила из интерната «Семь ключей» пару инвалидов — Юлию Марченко и Олега Бердуса. О том, что рассказывали активистке ее подопечные и как можно разорвать порочный круг, — в интервью ЕАН.

 «Нас просто держат за дебилов»: СК по второму кругу разбирается с мучениями инвалидов в екатеринбургском интернате 

— Была ли для вас неожиданной новость о том, что руководство «Уктусского пансионата» отправляло на принудительную стерилизацию выпускниц детдома с инвалидностью?

— То, что произошло в 2008 году, — это обыденное явление для таких учреждений, это один из способов обесчеловечивания людей. Не думаю, что правильно углубляться в одну проблему и искать ее причины. Копание в грязном белье не приведет ни к какому результату. Сейчас все будут допрошены, проведется некая проверка, предпримут ряд бюрократических шагов, которые ничего не дадут.

А для жителей ПНИ такие истории, как кражи, насилие, унижение, принуждение к труду, останутся обыденными.

— Руководитель пансионата Ирина Верхоланцева сообщила, что сотрудники учреждения не могли повлиять на принятие решения о стерилизации подопечной…

— Многие постояльцы психоневрологических диспансеров являются неграмотными, они даже читать не умеют и не понимают, что подписывают. Даже если человек умеет читать, ему просто суют этот договор со словами «подписывай», им не дают возможности прочитать документ. Это выбор без выбора.  

Но де-юре эти люди имеют право выбора: стерилизовать их или нет, работать или нет. При этом жалобы пациентов не берутся во внимание с такими комментариями, как «они же инвалиды». Даже работники следственных органов допускают некое классовое деление.

 Глава свердловского пансионата ответила на обвинения в принудительной стерилизации подопечных 

— Эту тему не любят поднимать, но секс в специальных учреждениях — тоже обыденное дело?

— У людей на инвалидных колясках хорошо развита усидчивость, у незрячих — слух, обоняние, тактильность. У неслышащих компенсируется развитие зрением. 

А у умственно отсталых активизированы биологические потребности: им нужно больше есть и либидо у них повышенное. Об этом скажет любой дефектолог.

Есть специальные форумы, на которых люди с ограниченными возможностями здоровья ищут половых партнеров. Причины столь активной половой жизни клиентов пансионатов в основном — отсутствие другой деятельности (от нечего делать), компенсация негативных состояний и алкоголизация.

— То есть в санаториях пьют?

— Когда мою подопечную Юлию принуждали к труду, ее шантажировали тем, что ее любимого мужчину положат к «алкашам». Олега на тот момент уже избивали эти «алкаши», они толкнули его так, что он с ходунков пересел в инвалидное кресло. При этом те, кого в пансионате называют «алкашами», тоже больные люди, им нужна помощь.

 «Они там просто гниют»: как живут и почему бегут инвалиды из пансионатов Екатеринбурга (ВИДЕО) 

— Так ли плохо, что клиент ПНИ будет работать, и зачем вообще руководству принуждать к труду такими методами?

— Учреждения государственное, ставки у работников кухни, уборщиц и других там фиксированные. Инвалид принуждается к труду, ему платят минимальный оклад. Например, ко мне обратилась девушка, инвалид второй группы, она получала 12 копеек в час за мытье посуды. В месяц она получала 3 тыс. рублей за 12-часовой рабочий день. При этом по трудовому законодательству люди с инвалидностью имеют право работать на нетяжелой работе не более четырех часов в день.

— То есть просто экономят?

— Мало того, это государственное учреждение, инвалиды платят за пребывание там 75% от своей пенсии. При поступлении в учреждение они заключают договор социального найма.

 В перечень услуг, которые они должны получать, входят и развлечения, социализация, выезды на мероприятия, библиотека и кинозал. По факту этого нет, учреждения не оснащены необходимыми мощностями. У моих подопечных были пенсии 17 тыс. рублей и 14 тыс. рублей. Умножьте на общее количество пациентов — это примерно 200 человек.

Плюс огромные субсидии, которые выделяются на каждого человека. А это порядка миллиона рублей в год.

— Но почему руководство не боится проверок?

— Когда по моей инициативе была запланирована проверка в санатории «Семь ключей», следственные органы директора предупредили, она загнала всех в актовый зал и дала понять, что если кто-то пикнет, то ему конец.

— И все поняли, что такое конец?

— Все поняли, и конец у каждого разный. Например, эти люди очень привязаны к своему маленькому количеству вещей, и персонал об этом знает. Мои подопечные рассказали про пожилую женщину, которая жила с ними в санатории. Она очень любила свои контейнеры для еды. Эти контейнеры периодически выбрасывали, говоря, что в них заводятся тараканы. Она на последние деньги купила новые контейнеры, их выбросили. Для нас это мелочь, но бабушку после случившегося вынесли вперед ногами.

— И какой выход есть против таких вот воздействий?

— В таких учреждениях людям прямо дают понять, что они никому не нужны, за них никто не заступится, и так есть на самом деле. Побороть систему можно, только создав другую систему. Гарантией того, что они кому-то нужны, может стать служба юридической поддержки, которая будет безвозмездно и оперативно работать с обращениями, а обращения в такую структуру будут поступать примерно одного характера.

— И кто будет оказывать эту юридическую помощь бесплатно?

— В эту структуру могут войти студенты-юристы, которым нужна практика и юридические фирмы. Очень часто студент приходит в юридическую фирму на практику и там просто перебирает бумажки. Происходит выгорание. Если моя идея воплотится, студенты смогут и набираться опыта, и чувствовать себя реализованными от того, что они помогают людям. А для фирм участие в этой структуре станет отличным шансом отследить дельного специалиста.

— Как юридическая фирма решит другой пласт проблемы — что людям в ПНИ просто нечем заняться?

— А здесь уже одно вытекает из другого. Если учреждения будут знать, что существует контроль, то они будут тщательней следить за выполнением всех обязательств. А в них уже входит и предоставление развлекательной, досуговой, образовательной программ.

Беседовала Александра Аксенова

Комментировать