September 21, 2020, 3:22 AM
Дмитрий Моргулес

Челябинские элиты: трансформация ландшафта

С прошедшими неделю назад выборами в Законодательное собрание и местные собрания депутатов в Челябинской области завершился большой политический сезон. Однако процесс трансформации и отчасти смены поколений челябинских элит, начавшийся полтора года назад с приходом на пост губернатора региона Алексея Текслера, только набирает обороты. ЕАН фиксирует уже произошедшие изменения среди челябинских кланов и групп влияния и прогнозирует, что новый облик региональной элиты приобретет стабильный вид после выборов в Государственную думу в 2021 году.

1. Тектоника процесса

Полтора года, минувших со смены губернатора в Челябинской области, прошли под знаком начавшейся трансформации и частичной смены региональных элит. С одной стороны, это процесс неизбежный, который идет при каждой смене первого лица. С другой — значительная часть самых влиятельных и богатых людей региона, составлявших la crème de la crème южноуральского политэкономического бомонда подошли к тому возрасту, когда сход с арены и передача активов/полномочий не кажется чем-то удивительным. Но сам масштаб начавшейся трансформации столь серьезен, что может завершиться полной сменой политического и экономического ландшафта в Челябинской области.

Судите сами.

Вот как выглядели элитные расклады в Челябинске в январе 2019 года, незадолго до отставки с поста главы региона, выходца из Магнитогорского металлургического комбината Бориса Дубровского (кем-то ожидавшейся, а кем-то — нет).

А вот как элитные расклады выглядели полгода спустя, после выборов губернатора области и Городской думы Челябинска.

К концу 2019 года — продолжение трансформации.

А вот выглядят региональные элиты Челябинской области сейчас, после прошедших выборов в Законодательное собрание региона и розыгрыша более 3000 мандатов в местных и городских советах и собраниях депутатов.

Согласитесь — первая и последняя картинки, мягко говоря, существенно различаются. И эти перемены, на наш взгляд, не закончились. Более-менее стабильный облик политэкономический бомонд Южного Урала приобретет через год — после выборов в Государственную думу РФ. И у каждой из групп и фигур влияния на этот политический сезон есть свои задачи.

Но об этом — чуть ниже.

2. Доминанта Текслера

«Группа Текслера» за те полтора года, что действующий губернатор провел в качестве первого лица региона, не просто приобрела более-менее законченный, сформировавшийся вид, но и стала доминирующей силой в области.

Это на самом деле вполне рядовое, обычное явление — просто в силу административных и финансовых полномочий, имеющихся у губернатора и прямо подчиненного ему правительства области.

С другой стороны, Алексей Текслер явно не был удовлетворен положением дел в области и принял решение получить доступ к, пожалуй, последнему не подконтрольному ему значимому политическому субъекту — региональному отделению «Единой России».

В общем, не секрет, что даже некоторые члены команды Текслера не считали оптимальным решение своего шефа вступить в партию и возглавить список единороссов на выборах в Заксобрание. Однако реальность показала, что политический выбор губернатора оказался верным. Он не просто получил сформированное именно им Законодательное собрание, но и после предложения Дмитрия Медведева лично возглавил челябинских единороссов. Теперь значительная часть той элиты, что не входила в круг прямых подчиненных Текслера по административной линии, зависит от него по линии партии.

Внутри «группы Текслера» по-прежнему можно найти неформальное разделение на несколько подгрупп. Есть «ближний круг» — те, кто приехал вместе с губернатором из Норильска и Москвы (Виктор Мамин, Олег Гербер, Иван Куцевляк и еще несколько человек), есть «местные специалисты» — те челябинцы, кто занял при Текслере ключевые посты в региональной власти (Ирина Гехт, Станислав Мошаров, Егор Ковальчук).

 Челябинск. Городские кланы. 2020: перед большой турбулентностью Свою клиентелу и «точки опоры» в местной элите начинает формировать «политический» вице-губернатор Анатолий Векшин. И это в современной России совершенно нормально для чиновника, отвечающего за внутреннюю политику в регионе.

И в целом окружение главы региона достаточно сплоченное и готово к решению новых задач, главной из которых для «группы Текслера» на ближайший год станет формирование комфортного для региональной власти и в то же время эффективного в лоббистском плане представительства региона в Государственной думе. У губернатора и его команды достаточно времени, чтобы сформировать такой пул будущих депутатов и аккуратно привести их к убедительной победе на выборах.

3. РМК и все-все-все

«Группа РМК», во главе которой стоит владелец Русской медной компании Игорь Алтушкин, серьезно упрочила свои позиции в политической элите Челябинской области. Фактически в ее распоряжении неформальная и межпартийная «фракция» в Законодательном собрании, а также в целом взаимоуважительные отношения с «группой Текслера».

Экспансия РМК в региональной политике была ожидаема — компании необходимо закреплять свое растущее присутствие в экономике и общественной жизни Челябинской области. По сути, в условиях, когда «магнитогорская» группа свернула свое влияние и присутствие в региональной политике до «додубровских» времен, именно «группа РМК» становится второй по активности политической силой Южного Урала.

И здесь нельзя не отметить наметившееся у РМК политическое партнерство с группой «коммунистов», лидером которой является депутат Законодательного собрания Константин Куркин.

«Коммунисты» — довольно условное название для этой группы, давно контролирующей региональное отделение КПРФ. Сейчас же близкие к ним люди есть и в ЛДПР (Алексей Беседин), и в новой партии «Зеленая альтернатива», депутатом ЗСО от которой стал перешедший из КПРФ Михаил Махов. Учитывая давние связи РМК со «Справедливой Россией» и Валерием Гартунгом (РМК несколько лет была одним из крупнейших спонсоров партии), можно говорить о том, что группа обладает самым широким партийным представительством в регионе.

Сам же Константин Куркин, фигура до последнего времени непубличная (в силу многих причин), становится потенциальной точкой неформального «сбора интересов» и теневого влияния самых разных групп. Прежде всего — тех, с кем Куркин в разное время поддерживал те или иные отношения («группа Аристова», «Советские» и так далее).

Задачи на ближайший политический сезон зависят от того, будет ли Игорем Алтушкиным принято решение о необходимости присутствия представителей группы на федеральном политическом уровне, в Госдуме. При желании «группа РМК» сможет либо продвинуть своего человека на проходное место в партсписке «Единой России», либо обеспечить его ресурсами для кампании в одномандатном округе.

4. Осень патриарха

Прошедший политический сезон завершился разделом бизнес-империи Александра Аристова и Юрия Антипова, которое ознаменовало окончательный распад сверхмогущественной некогда «Калининской семьи» — конгломерата политических и экономических игроков, еще 10 лет назад бывших, наряду с губернатором, самой влиятельной силой в региональной политике.

 Челябинск. Городские кланы. Часть 2. Старейшины Политическим лидером «семьи» всегда считался Александр Аристов, обладавший как значительным политическим влиянием (экс-депутат Госдумы и экс-член Совета Федерации), почти безразмерными экономическими ресурсами, так и мощнейшими связями среди руководства региональных управлений правоохранительных органов, спецслужб и судебной власти.

В «семью» также входили его партнер по бизнесу Юрий Антипов (всегда сторонившийся публичности и занимавшийся производственно-экономическими вопросами), давние партнеры Виталий Рыльских и Семен Мительман («развод» совместного бизнеса которых произошел раньше, почти 10 лет назад), а также несколько «вассалов» типа Андрея Барышева, в итоге доросшего до статуса депутата Госдумы.

Сейчас от «семьи», по сути, не осталось ничего. Виталий Рыльских — лидер «советских», одного из крупных «осколков империи». Он занят скорее сохранением тех денежных потоков, что остались после смены власти в Челябинске. Семен Мительман не стал переизбираться в новый созыв Заксобрания, сосредоточился на оставшемся бизнесе и помогает сыну Илье — 42-летнему депутату городской думы Челябинска, имеющему амбиции стать депутатом Госдумы. Андрей Барышев же после нескольких не самых приятных для него событий и вовсе стал едва ли не персоной нон-грата в челябинских элитах.

Важным фактором является и то, что всей верхушке некогда могущественной «семьи» (Аристов, Антипов, Мительман, Рыльских) либо за, либо под 70 лет.

После «развода» с Юрием Антиповым, получившим в свое владение главный актив группы — крупнейший в России ферросплавный холдинг (ЧЭМК, Серовский завод ферросплавов и «Кузнецкие ферросплавы»), — 71-летний Александр Аристов хоть и остается весьма влиятельной и уважаемой фигурой в Челябинске, еще способной при случае крепко «попылить», но уже далеко не в том масштабе, нежели раньше.

 АРИ больше не с АНТ. Два челябинских олигарха окончательно разделили бизнес Сложно говорить и о политических задачах на ближайшее будущее. Скорее речь идет об аудите оставшегося бизнеса и его спокойном ведении. В конце концов, колбаса, мясные деликатесы ( пищевой холдинг «Ариант») и вино («Кубань-вино») — это бизнес, куда более подходящий не для активной фигуры, а для политического пенсионера...

5. Магнитогорский «султанат»

В этой группе все предельно просто. Как и предсказывал ЕАН, после ухода с поста губернатора Челябинской области Бориса Дубровского представительство «магнитогорских» в политической элите региона вернулось ровно на тот уровень, что был до прихода Дубровского во власть.

Лидер группы, владелец Магнитогорского металлургического комбината Виктор Рашников — по-прежнему одна из самых могущественных фигур области (в конце концов, он имеет личный контакт с президентом России Владимиром Путиным). По-прежнему достаточно велика «магнитогорская квота» в органах власти (прежде всего — представительной) — член Совета Федерации Олег Цепкин, депутат Госдумы Виталий Бахметьев, несколько депутатов Заксобрания, мэр Магнитогорска Сергей Бердников. По-прежнему группа де-факто контролирует юг области. Добавьте к этому конструктивные взаимоотношения Рашникова с Алексеем Текслером, понимающим значение для области крупнейшего налогоплательщика и 400-тысячного города.

Задачи на наступающий сезон у «магнитогорских» просты и понятны: сохранить свою «квоту» в Госдуме, что, видимо, будет с успехом сделано. Вопрос лишь в том, кто именно будет представлять интересы группы в следующем созыве нижней палаты федерального парламента. Но это уже вопрос личного решения Виктора Рашникова.

6. «Женская рука»

«Группа Котовой» — вполне сложившийся за последний год конгломерат, контролирующий административные рычаги в областном центре.

 Элиты. Перезагрузка. Начало. Новая конфигурация челябинских кланов То, что мэр Челябинска Наталья Котова по факту является лидером определенной группы влияния, вполне естественно из-за масштаба города-миллионника и уровня политических и бизнес-интересов, сосредоточенных в нем. И наличие собственной сплоченной команды логично хотя бы в силу необходимости управлять миллионным городом. Другой вопрос, какие рамки влияния имеются у градоначальницы и ее команды. В текущем политическом моменте эти рамки определяются не самой Натальей Котовой, а Алексеем Текслером.

Логично, что Наталья Котова в публичном пространстве четко держится в «фарватере» губернатора. В то же время ей удалось сформировать собственную управленческую команду: как опытная аппаратчица, Котова окружила себя лояльными людьми. Это как те люди, что находились в ее клиентеле до прихода на пост главы (Надежда Рыльская, Элеонора Халикова, Светлана Портье), так и «новенькие»: советник мэра Петр Конарев (про влияние которого на Наталью Котову ходят разного уровня достоверности легенды), ряд экс-силовиков на ключевых направлениях (дорожный вице-мэр Максим Куляшов, начальник управления транспорта Маким Кичеев) плюс начальник управления дорожного хозяйства Ринат Кучитаров.

Отдельная история — председатель Гордумы Челябинска Андрей Шмидт. До предела (а часто и запредельно) сервильный, лояльный, несамостоятельный, при котором городской парламент на долгие годы лишился остатков политической субъектности.

Задача на ближайший политический сезон у Натальи Котовой — продолжить контролировать городское хозяйство, а также гасить экономические конфликты внутри городских районов.

Как-то влиять на выборы в Госдуму или тем более направить в федеральный парламент своего представителя у «группы Котовой» нет никакой реальной возможности, ни политической, ни ресурсной: за эти «флажки» «городских» никто не выпустит.

7. Возвращение «группы Христенко»?

В последние полгода наблюдатели отмечают определенную активность (больше теневую, но есть и публичные проявления) в структурах, так или иначе связанных с уроженцем Челябинска Виктором Христенко — бывшим вице-премьером правительства России, начинавшим большую политическую карьеру в качестве первого вице-губернатора при Вадиме Соловьеве и оставившем на малой родине мощное политическое и бизнес-окружение.

Более того, в середине 2000-х исследователи политических элит Челябинской области и вовсе выделяли так называемую «супергруппу Христенко», куда входили, в частности (в политическом плане), «группа ЧТПЗ» Андрея Комарова и Александра Федорова и даже «группа ММК» Виктора Рашникова. Близка к Виктору Христенко и быстро наращивающая свое экономическое влияние в регионе семья Вайнштейн со своим давним деловым партнером Марком Лейвиковым, ряд других бизнес-семейств, начинавших свою карьеру в 90-х годах, а также отчасти ректор Южно-Уральского госуниверситета Александр Шестаков (Виктор Христенко, отец которого был легендарным профессором Челябинского политехнического института, сейчас является председателем наблюдательного совета ЮУрГУ).

Нельзя забывать и о том, что супруга Виктора Христенко — действующая вице-премьер правительства России Татьяна Голикова, обладающая влиянием едва ли не большим, чем у мужа в годы его политического и административного расцвета.

Активность окружения Виктора Христенко, минимум раз-два в год лично бывающего на родине, может быть вызвана несколькими причинами.

Так, в «группе ЧТПЗ» явно грядут перемены. Основной владелец холдинга, куда входят, в частности, ЧТПЗ и ПНТЗ, экс-сенатор Андрей Комаров, задумался о расширении бизнеса (заявлена сделка с Загорским трубным заводом, и в то же время говорится о возможной продаже всей группы). Одновременно другой лидер группы, Александр Федоров, возможно в силу возраста, решил не переизбираться в Законодательное собрание области. Назрела определенная «смена поколений».

В итоге от группы в Заксобрание попали два топ-менеджера — Евгений Губанов и Владимир Павлов (экс-министр промышленности области). Последнему некоторые наблюдатели прочат и карьеру на федеральном уровне, возможно — в Государственной думе. Во всяком случае, при желании экономических ресурсов и политического лобби на федеральном уровне у «группы Христенко» должно для этого с лихвой хватить. Впрочем, Владимир Павлов, насколько известно ЕАН, не единственный вариант.

Кроме того, активную позицию в качестве кластера регионального развития в последнее время заявляет ЮУрГУ и его ректор Александр Шестаков.

 «Мы — возможно, последний шанс для развития Челябинской области» Наконец, Виктор Христенко — президент федерации гольфа России. И в Челябинске, на берегу Шершневского водохранилища, начали строить гольф-поле. Второе на Урале после гольф-клуба под Екатеринбургом (принадлежащего структурам, достаточно близким к бывшему вице-премьеру).

Говорить о реальном возрождении «супергруппы Христенко», на наш взгляд, пока рано. Но то, что в этом огромном бизнес-конгломерате началась определенная политическая активность, очевидно. Во что она выльется, во многом зависит от того, чего захочет сам Виктор Христенко.

8. Политическая периферия

«Старая гвардия»

Группа ветеранов южноуральской политики и бизнеса, возглавляемая председателем Заксобрания Владимиром Мякушем, потеряла значительную часть своего влияния.

Вице-спикер Заксобрания Константин Захаров не переизбрался в региональный парламент, старый союзник группы Семен Мительман решил не продолжать политическую карьеру. Сам Владимир Мякуш потерял пост лидера регионального отделения «Единой России» и, если повезет, сохранит лишь должность председателя Заксобрания. Вице-спикер ЗСО, владелец группы компаний «Южуралзолото» Константин Струков растет как на дрожжах во всевозможных рейтингах Forbes, но его политическое будущее туманно, как и будущее другого вице-спикера Юрия Карликанова, у которого к тому же серьезные проблемы в семейном бизнесе. Челябинск. Городские кланы. «Молодогвардейцы» и «старики-разбойники» В любом случае влияние ветеранов на реальные политические процессы в Челябинской области и дальше будет снижаться. Возможно, Константин Струков попытается пробиться в Государственную думу. Денег у него более чем достаточно. А вот хватит ли у него политических связей и лобби на федеральном уровне — большой вопрос.

«Саткинские»

Локальная группа влияния, лидером которой является владелец группы «Магнезит» Сергей Коростелев, была представлена в региональной элите еще в середине 2000-х. Сейчас, после недавнего успешного визита в Сатку Алексея Текслера, можно говорить о возможном ренессансе группы. К тому же Сергей Коростелев известен как человек, искренне заботящийся о Сатке, а его инвестиции в новое производство в размере десятков миллиардов рублей невозможно не заметить и на уровне региона (больший объем инвестиций, пожалуй, лишь у Виктора Рашникова).

Сейчас группа представлена в Совете Федераций (Олег Цепкин, хоть и «магнитогорский», выдвигался в Заксобрание именно от Сатки) и также в Заксобрании (Леонид Урмашов). Кроме того, предельно лоялен группе и глава Саткинского района Александр Глазков.

Будет ли расширено это представительство — вопрос желания Сергея Коростелева.

«Группа Юревича»

Бывший губернатор Челябинской области хоть и остается достаточно популярной фигурой, в силу ряда обстоятельств (скрывается за рубежом от российского правосудия) не принимает реального участия в политической жизни области.Навис меч правосудия и над его ближайшим соратником и партнером Вадимом Белоусовым.

В этих условиях основной задачей Михаила Юревича является сохранение владения и управляемости многочисленных бизнес-активов, нежели реальные попытки на что-то влиять в политике.

«Андердоги»

Для целого ряда политических и бизнес-фигур в регионе предстоящий политический сезон станет решающим испытанием. Для депутатов Госдумы Владимира Бурматова, Андрея Барышева, Олега Колесникова, Анатолия Литовченко, Дмитрия Вяткина и даже Валерия Гартунга (несмотря на успех «эсеров» на выборах в Заксобрании) только сохранение своего места в федеральном парламенте гарантирует и место в региональной элите. Получение такого мандата критически важно и для будущей карьеры Ильи Мительмана.

Без «корочек» Госдумы все эти люди по факту перестанут быть частью политической элиты Челябинской области и будут просто богатыми предпринимателями без какой-либо «прикрышки». Очень рискованная в современной России ситуация, которая делает крайне высокими ставки в наступающем политическом сезоне на Южном Урале.

Источник фото: Андрей Егвеньев, Илья Московец ("Магнитогорский рабочий"), пресс-служба губернатора Челябинской области, rmk-group.ru, kremlin.ru, chtpz.ru, zs74.ru, slo-vo.ru, инфографика - Алексей Луканенков, Людмила Орлова
Комментировать