July 3, 2019, 6:08 AM

Госпиталь без Тетюхина: о финансах, второй очереди и неисполненных заветах «народного миллиардера»

Со дня смерти Владислава Тетюхина прошло почти три месяца. В конце жизни Владислав Валентинович был обеспокоен судьбой своего детища – Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра, будущее которого тогда оказалось под угрозой. Своими переживаниями основатель тагильского госпиталя тогда поделился в интервью ЕАН. Наше агентство решило узнать, чем живет медцентр сейчас, какие проблемы удалось решить, а какие до сих пор остаются на повестке.

О ситуации, а также о том, как планируется увековечить память Владислава Валентиновича, нам рассказали генеральный директор УКЛРЦ Алексей Щелкунов и главврач Сергей Амзаев.

- В начале года ситуация в центре была критической: он не получил ни одного госзаказа на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, а квоты по программе ОМС были урезаны. Насколько я знаю, возвращения к прежним объемам удалось добиться только после смерти Владислава Валентиновича. Как обстоят дела сейчас?

А. Щелкунов: Действительно, в начале года Владислав Валентинович очень переживал из-за той ситуации, в которой мы оказались. На тот момент вопрос загрузки центра был критическим: объемы госпитализаций по программе ОМС были сокращены на тысячу, неясной была ситуация и по заданию на эндопротезирование коленного сустава, ревизионному эндопротезированию и пластике крупных суставов.

То, что эти вопросы были вынесены на площадку публичного обсуждения с участием и депутатов, и СМИ, общественности и пациентов, позволило решить проблему с загрузкой центра. Состоялись встречи на уровне губернатора, и в итоге в марте было принято решение о корректировке годового объема, который изначально был занижен. В результате у нас сейчас есть 4506 госпитализаций по ОМС. Это, по сути, уровень прошлого года. Также региональный минздрав принял и оплатил нам сверхвыполненную в прошлом году работу по программе ОМС.

В конце апреля были разыграны три госконтракта объемом 1155 квот на высокотехнологичные операции – речь, в частности, идет об эндопротезировании коленного сустава и ревизионном эндопротезировании. С мая мы начали оперировать, но вынуждены делать это в сжатые сроки. Обычно мы имели госзадание уже в январе, а заканчивали работу в конце декабря. В этом году начали в мае, при этом сроки исполнения госконтракта почему-то ограничены 1 декабря. То есть по факту нам годовой объем нужно выполнить за шесть месяцев. Для нас - задача решаемая, но этих искусственно созданных трудностей можно было бы избежать.

- Как на сегодня справляетесь с полученными объемами?

А. Щелкунов: Пожалуй, сейчас можно подводить итоги полугода. Как я уже сказал, мы получили объем в 4506 госпитализаций по ОМС, от этого объема выполнено уже 67%. Более того, сейчас решается вопрос о том, что нам выделят дополнительный объем в 1000 операций, мы уже отправили заявку и надеемся, что к концу июля она будет рассмотрена и одобрена. Таким образом, у нас в сумме будет 5500 госпитализаций, если исходить из этой цифры, на сегодня мы сделали 54% - это не считая госконтракты.

С. Амзаев: Поскольку техзадание по госконтракту было отложено, то в первом полугодии акцент был сделан именно по направлению ОМС. Что касается тех трех госконтрактов на 1155 госпитализаций, по которым мы начали работать в мае, то на данный момент исполнение составляет порядка 25%. Также в этом году мы ограничены сроками выполнения госконтракта до 1 декабря 2019 года и хочу обратиться к жителям Свердловской области, которым необходимы высокотехнологичные операции по эндопротезированиюколенного сустава или ревизионному эндопротезированию, что данный вид медицинской помощи они смогут получить у нас в указанные сроки. 

- Как вы оцениваете потребности свердловчан в этих операциях?

С. Амзаев: Потребности, на наш взгляд, даже выше, чем предусмотрено госконтрактами. К эндопротезированию сустава зачастую приводит такое заболевание как деформирующий артроз. Это возрастное заболевание, а вследствие увеличения продолжительности жизни количество нуждающихся в данном оперативном лечении только увеличивается. Также к замене сустава могут привести последствия травм, полученных при авариях, в результате активных занятий спортом без должного контроля и врожденные патологии.

- Таким образом, все актуальные на начало года проблемы на данный момент центру удалось решить?

А. Щелкунов: К сожалению, есть несколько системных вопросов, обозначенных Владиславом Валентиновичем, которые до сих пор остаются не решенными.

- О чем именно идет речь?

С. Амзаев: Первый вопрос связан с минимальным количеством койко-дней, прописанном в техзадании на высокотехнологические операции по госконтракту. То есть речь идет о периоде нахождения пациента в стационаре. Например, если говорить об операциях на коленный сустав, в документации прописан срок 10 дней, хотя по всем клиническим рекомендациям и основываясь на практике, достаточно меньшего количества дней. Например, в ведущих ортопедических центрах, находящихся в Чебоксарах, Барнауле, 10-дневный срок был актуален в 2009 году, а сейчас он составляет 7,2 дня.

С 2014 по 2017 года, когда не было такого условия в техзадании, и мы также укладывались в эти сроки. Может быть, повышение лимита связано с не совсем полноценной реабилитацией в других медицинских организациях, когда они за целых десять дней не могут восстановить пациента, но у нас в последние три дня люди уже буквально бегают и просятся домой. Для нас эти увеличенные лимиты не только создают затраты на содержание пациента, но и просто бессмысленны.

А. Щелкунов: А второй блок вопросов связан с порядком доведения государственного задания до медицинской организации. К сожалению, в этом году, по-прежнему, проводился аукцион. Владислав Валентинович уже давно поднимал этот вопрос: во главу угла должно ставиться не понижение цены, а качество оказываемой пациенту высокотехнологичной помощи. А подход, при котором главное – это стоимость, может привезти к негативным последствиям. Кто-то снижает цены аж на 50% от тарифа, определенного госгарантиями! Возникает резонный вопрос: каким будет качество проведенных по столь низкой цене операций?

- Какой вариант был бы оптимальным на ваш взгляд?

А. Щелкунов: Мы предлагали конкурс. Он предусматривает несколько критериев отбора победителя, и цена - не основополагающий из них. Почему тарифы должны отличаться от предусмотренных программой госгарантий? Тарифы основываются на стандартах медицинской помощи, и конкурс позволит определить победителя, предложившего наилучшее качество исполнения задания. Вообще, когда речь идет о высокотехнологичной медицинской помощи и здоровье людей другие подходы просто не допустимы. Мы надеемся, что эта ситуация поменяется, и логика здравого смысла восторжествует.

Да, в этом году аукционы мы выиграли, но с ценами ниже тарифов программы госгарантий, потому что, напомню, вопрос загрузки для нас стоял очень остро.

- В этом году проблема получения госконтрактов решалась на фоне широкого общественного резонанса. Нет ли опасений, что в следующем году скандал забудется и эти же проблемы возникнут снова?

А. Щелкунов: Мы надеемся, что будет подписано долгосрочное соглашение о взаимодействии между нашим центром и региональным минздравом. Такие поручения были выданы минздраву главой Свердловской области Евгением Куйвашевым и вице-губернатором Павлом Крековым. Я надеюсь, это обеспечит стабильность нашей деятельности.

- Алексей Владимирович, ранее вы также говорили о том, что в рамках программы ОМС планируете привлекать пациентов из других регионов. Как идет работа в этом направлении?

А. Щелкунов: В прошлом году к нам прибыло 92 человека из 31 региона страны. В этом году за пять месяцев у нас уже 83 пациента из других регионов. То есть число таких пациентов растет. В основном, они приезжают по программе ОМС.

Есть и те, кто приезжают за свои деньги, так как они нуждаются в операциях, не включенных в базовую программу обязательного медицинского страхования. Но в основном нуждающихся в таких операциях людей из регионов, где нет медучреждений нашего уровня, отправляют в федеральные центры - они очень загружены, там большие очереди. Владислав Валентинович давно добивался федеральных квот, но этот вопрос так и не удалось решить. Мы надеемся, что вскоре он разрешится, потому что приняты необходимые изменения в законодательство, и у нас оформлена заявка на 2020 год. Если все случится, то и пациенты из других регионов смогут к нам приехать на бесплатные операции, которые сегодня выполняются жителям Свердловской области за счет средств регионального бюджета.

Что же касается ОМС, то в 2019 году мы являемся участниками этой программы в 19 регионах. Но не все нас ждут с распростертыми объятиями, многим регионам не нравится, когда пациенты и деньги уходят за пределы их территории.

- Недавно вы летали в Крым. Как там прошли встречи с представителями власти?

А. Щелкунов: Да, мы пообщались с руководителями региона, рассказали о наших возможностях, о том, что помимо операций у нас высокое качество реабилитации и пациенты от нас уходят, передвигаясь самостоятельно. Отдельно мы обсудили вопросы логистики. Сегодня на наш взгляд, транспортных трудностей нет: жители Крыма могут вылететь в Екатеринбург в любой день, в том числе из Симферополя, из соседней Анапы. А мы со своей стороны готовы встречать пациентов в Кольцово. В целом, правительство Крыма поддерживает наши предложения, выбор за пациентами.

- Я знаю, что в этом году у вас был первый пациент из Магаданской области. Планируете развивать сотрудничество с этим регионом? К тому же сейчас Магаданскую область возглавляет бывший мэр Тагила Сергей Носов…

А. Щелкунов: Исходя из опыта работы и численности населения данного региона, мы не ожидаем большого потока пациентов. Но мы всегда готовы оказывать медицинскую помощь пациентам, в том числе и из таких отдаленных регионов, если эта помощь не может быть по каким-то причинам оказана быть на месте или пациент ориентирован на наш центр.

С. Амзаев: Конечно, людям из других регионов приходится тратиться на дорогу. Но тут нужно понимать, что речь идет об органозамещающих операциях. То есть тазобедренный сустав убирается и вместо него ставится имплант. В случае каких-то нарушений, некачественно выполненной операции может произойти воспаление и пациент рискует остаться и без протеза, и без сустава, и без опорной конечности, то есть инвалидом. Поэтому многие пациенты тщательно и ответственно подходят к выбору клиники, ведь речь идет о их здоровье. Возможно, что лучше один раз потратиться на перелет, чем потом страдать всю жизнь. К тому же многие россияне летают на лечение за границу, а уехать туда куда дороже, и добавьте еще к этому языковой барьер.

- Ранее вы говорили, что госпиталь готов работать не только по ортопедии, но и по другим направлениям медицины. Удалось ли расширить сферу деятельности?

С. Амзаев: Да, мы получили лицензию по сердечно-сосудистой хирургии, расширили штат кардиологов и приняли сосудистого хирурга. В этом направлении много проблемных мест. Пациенты, перенесшие высокотехнологические операции по внедрению электрокардиостимулятора, периодически нуждаются в его, если можно так выразиться, апгрейде, настройке. В Тагиле сейчас этим занимаются специалисты горбольницы №4, но им нужна помощь в этом направлении и мы сейчас ведем переговоры о взаимодействии. 

Также мы планируем в случае одобрения минздравом Свердловской области организовать экспресс-диагностический урологический кабинет в рамках программы «Мужское здоровье». В регионе таких кабинетов всего есть 6 или 7, а потребность в них большая. В Тагиле открыт только один такой кабинет.

Также нас включили в приказы по маршрутизации по ЛОР-направлению, по лучевой диагностике и урологии. По гинекологии и травматологии мы уже были включены в эти приказы. Но в перспективе, возможно, также с учетом специализации центра и потребностей жителей Свердловской области, возможно, будем заниматься изолированными переломами конечностей, откроем пункт круглосуточной травматологической помощи для жителей Северного и Горнозаводского округа.

В этом году мы также открыли кабинет офтальмолога.

- Владислав Валентинович мечтал построить вторую очередь медицинского центра. Этот вопрос по-прежнему актуален или идея ушла в прошлое? 

А. Щелкунов: Этот вопрос на повестке с 2014 года, но когда происходят «военные действия», такие стратегические вещи отходят на второй план. Как говорить о перспективах, когда шла борьба за выживание? Вопрос с повестки дня не снимается, и ищем варианты достройки второй очереди. Было бы проще принимать решения, если бы у нас была уверенность в завтрашнем днем. Сейчас мы пытаемся ее обеспечить, в том числе и путем подписания соглашения о сотрудничестве с правительством Свердловской области, о котором я сказал ранее.

- Когда Владислав Валентинович умер, в ряде СМИ промелькнула версия о том, что медцентр могут передать в собственность региона. Действительно ли такая сделка обсуждалась?

А. Щелкунов: Скорее всего, звучала интерпретация одного из вариантов достройки второй очереди, который обсуждался еще при жизни Владислава Валентиновича. В прошлом году он выступал с инициативой ее достройки с участием правительства Свердловской области и, соответственно, с увеличение его доли в проекте. Но о кардинальной смене собственников речь никогда не шла!

- Наследники Владислава Валентиновича принимают участие в управлении центром? Каковы их планы?

А. Щелкунов: Его сыновья живут в Москве, им необходимо время, чтобы понять всю специфику дела отца. Сейчас они активно этим занимаются, вникают во все вопросы. Но совершенно точно они не рассматривают вопрос смены собственника и намерены продолжать деятельность центра с учетом идей, которые были заложены его основателем. В том числе, повторюсь, мы вместе с руководством области будем прорабатывать варианты достройки центра.

- Недавно медицинскому центру было официально присвоено имя Владислава Тетюхина. Планируете ли вы поменять вывеску или, может быть, установить на территории госпиталя памятник его основателю?

А. Щелкунов: Идеи про переименование центра звучали еще при жизни Владислава Валентиновича. Тогда это было неприемлемо. Теперь же это сделано с учетом мнения коллектива госпиталя, семьи Владислава Валентиновича, общественности и пожеланий пациентов. Наименование «Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр» возможно, несколько неблагозвучно. Журналисты начали его выговаривать, наверное, только года через три после открытия, а так нас называли просто «тетюхинцами». Но менять название мы не стали, так как его дал сам Владислав Валентинович, поэтому добавилась только приставка «имени В.В.Тетюхина».

Новую вывеску мы уже заказали, ближе к концу месяца ее можно будет увидеть.

Что касается памятника, то этот вопрос обсуждается, в том числе и с семьей Владислава Валентиновича. Но надо, чтобы и скульптура, и барельеф вписывались в облик центра, чтобы сам Владислав Валентинович бы их одобрил - думаю, сверху он за всеми нами наблюдает. Главное, сделать все достойно его памяти. Задача стоит непростая, учитывая неординарность и масштабность фигуры Владислава Валентиновича. Сейчас обдумываем варианты, кто мог бы взяться за эту работу.

Беседовала Мария Трускова