November 3, 2020, 5:30 AM

«Много времени и мало удовлетворения»: преподаватели уральских вузов о второй волне дистанта

Уральский федеральный университет вынужденно вернулся к форме дистанционного обучения, вслед за главным вузом региона последовали и другие. Перед тем как вернуться к домашним мониторам, студенты попросили руководство УрФУ снизить плату за обучение. ЕАН поговорил с преподавателями вузов, сталкивались ли они с недовольством учащейся молодежи и как переживают вторую волну дистанционного обучения сами.

Студенты оценивают не опыт преподавателя, а умение пользоваться программами

Дмитрий Трынов — старший преподаватель кафедры социологии и технологий  УрФУ, сопредседатель Центрального совета Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность».

«Еще в апреле-мае я провел мини-опрос среди студентов, повысилась или понизилась удовлетворенность образовательным процессом с переходом на дистант. Около 80% ответили, что удовлетворенность снизилась, небольшая часть студентов ответила, что все осталось по-прежнему.

Примерно треть студентов нашего университета — иногородние. Далеко не у всех студентов есть необходимое подключение к интернету, программное обеспечение и так далее.  Возможно, студенты не столько не удовлетворены дистантом, как техническим сопровождением. С другой стороны, если преподаватель не вышел на связь или она прервалась, это расценивается как сорванное занятие. Несправедливо возлагать ответственность за техническое сопровождение на работника, у нас нет таких трудовых обязательств.

На сегодняшний день все эти моменты являются коллизией, никто не знает, как их регулировать, все держится на устных договоренностях. Мне не известны случаи, когда работника бы обеспечивали компьютером, пусть даже временно.

 Мы направляли в адрес ректора обращение, касаемое поползновений учебного отдела, который обязал преподавателей готовить онлайн-курсы вне их трудовых обязанностей. Например, во время отпуска, в неоплачиваемое время. Также в профсоюз начали обращаться пожилые работники, которые готовы брать ответственность и выходить вести занятия, но им отказывали. Несмотря на то, что самоизоляция людей 65+, о которой говорил Роспотребнадзор, носила рекомендательный характер.

Большая проблема еще и в том, что моменты, когда пожилой сотрудник не может разобраться, куда нажать, сказываются на качестве работы преподавателя. Студенты начинают судить о преподавателе не как о профессионале с опытом работы, а как о человеке, который не умеет пользоваться программами и оперативно прикреплять файлы. 

Самый большой минус дистанционки в отсутствии контроля аудитории преподавателем. Этот контакт со студентом можно обеспечить только в аудитории. Но есть плюсы: физически проще вести занятия перед монитором. Обычно я веду лекции стоя, напрягаю голос, работаю эмоционально, чтобы студенты слушали. А здесь чай попиваешь, в дырочку читаешь, после трех пар лекций с ног не валишься. Но в то же время получаешь меньше эмоциональной отдачи, чувства удовлетворенности после занятий нет». 

 «Носить маску или нет — это to be or not to be нашего времени»: руководитель департамента социологии УрФУ об итогах «первой волны» 

Издержки вузов растут, доходы могут начать снижаться

Константин Юрченко преподаватель кафедры мировой экономики УрГЭУ

 Кандидат экономических наук – о кризисе пандемии: «Ничего подобного мир не видывал уже 90 лет» 

«Структура себестоимости обучения изменилась, но не уменьшилась. Конечно, объем материала не стал меньше, уменьшился объем контактной нагрузки, это и бросается в глаза студентам. Но каждый из нас по своему относится к эпидемиологической ситуации: кто-то более серьезно, кто-то менее серьезно, любая точка зрения имеет право на существование. В своей работе со студентами я не сталкивался с какой-либо агрессией относительно вопроса, должно ли быть обучение дешевле.

С переходом на дистант весной объем работы преподавателей вырос. У студентов уменьшилась интенсивность их походов в университет. У администрации университета действительно непростая ситуация: временные издержки начинают расти, доходы, которые приносит преподавательская деятельность, могут начать снижаться. В системе образования существует и вертикаль управления. Если министерством образования будет принято решение о том, что необходимо снижать цену, то государство возьмет на себя задачу по дополнительному финансированию. То, что у преподавателей появилась необходимость освоить новые технологии, — это неплохо.

 Оппонент Владимира Соловьева доцент Юрченко остался без работы в УрФУ

Многие говорят о том, что люди оказались в экстремальной ситуации, но давайте скажем честно: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Возникшая ситуация позволила системе образования подрасти. Тему дистанционного обучения давно пытались развить, но процесс двигался очень медленно. Возникло немало проблем, сейчас вузам придется реструктурировать свои издержки.

 Если преподаватель интенсивно работает из дома, у него возникают дополнительные издержки, например личный компьютер подвержен более мощному износу. Здесь взаимоотношения между университетом и преподавателями имеют принципиальный характер.Преподаватели не отказываются от работы и от перехода на новые технологии, но вы их тоже поймите. Вузы по-разному взаимодействуют в данном случае: некоторые готовы обеспечить техникой и преподавателей, и студентов. Если студент подписывает документ о предоставлении ему образовательных услуг, у него нет обязательств перед университетом, что он должен иметь компьютер с безлимитным интернетом».   

 Доцент УрФУ, который вывел из себя Соловьева: будущее России за теми, кто моложе 40 

В начале казалось, что преподаешь в подушку

Юрий Авербух — доцент кафедры прикладной математики и механики УрФУ

«Если бы студенты включали камеру и звук, то больше бы создавалась иллюзия обучения. В самом начале перехода на дистант я себя чувствовал, будто преподаю в подушку. Когда студентов перевели на дистант в апреле, я был хорошо с ними знаком и понимал, что они из себя представляют, что они знают, они включали камеры и реагировали. До этого я преподавал им очно и успешно покрывался мелом с головы до ног. Поэтому весной мне было проще работать. Я перешел на такую форму обучения, когда студент должен подключаться к занятию подготовленным. Заранее я заявляю тему и прошу почитать литературу, посмотреть конспекты. Но студенты, с которыми я столкнулся в новом учебном году, практически не дают обратную связь. Все те же проблемы будут в аудитории, но там я буду получать реакцию невербально. 

Плюс в том, что раньше из-за одной лекции в неделю у меня пропадала полдня, теперь время уходит полтора часа. Я нахожусь дома и под рукой у меня все необходимые материалы, мне не нужно на всякий случай их распечатывать или тыкать пальцем в телефон. Могу сделать вывод, что малых группах формат дистанционного обучения очень эффективен, но практикам, конечно, приходится резко сложнее.К тому же я знаю тех практиков, у которых просто не было компьютера дома, и у них не было достаточно денег на то, чтобы его приобрести и срочно освоить. В нашем университете никого не снабжали компьютерами. Моего знакомого преподавателя в Германии снабдили iPad, мы с коллегами дружно завидовали». 

 Потомственный преподаватель УрФУ Юрий Авербух: «Кадровый голод нам еще предстоит, и он будет очень жестоким» 

Ко мне приходил студент и настраивал технику

Азалия Блинова заведующая кафедрой сценической речи Екатеринбургского театрального института.

«Сейчас ЕГТИ работает в формате дистанционного обучения, но я в данный момент на больничном. В прошлом учебном году я работала в формате дистанта, в моей профессии это сложно, но можно. Конечно, нет такого живого контакта, ты студентов слушаешь, делаешь замечания, но постоянно приходится себя ограничивать.

 #УРФУВЕРНИТЕДЕНЬГИ: студенты Уральского университета требуют перерасчета из-за дистанционного обученияТы ограничен в количестве времени, в количестве произнесенных слов. Тем не менее мы выпустили курс. Мы были совсем не готовы, было очень мало записанного материала. Материал был, но не целыми спектаклями.

Никаких недовольств от студентов я не слышала. А как? Это объективные обстоятельства, в которых ничего не изменишь, ковид никуда не уберешь. С техникой пришлось разбираться, но ребята, которые учились здесь, помогали – один студент приходил, все настраивал.

Конечно, в таком бы формате не хотелось работать, тут многое зависит от взгляда, от интонации, от мгновенной реакции. Приходится сидеть, а это очень сложно, не все можно передать. Когда мы работаем с актерами, мы участвуем полностью. Работает все: и рука, и шея, и голова, и ноги, и звук. И когда говоришь, понимаешь, что производится микрофонное звучание, совсем не то. Конечно, есть чувство, что с дистантом мы не все успели, не сделали конкретные материалы. Так работать можно, но это не лучший вариант». 

Беседовала Александра Аксенова

Комментировать