January 31, 2020, 9:51 AM
Григорий Лейба

«Не представляю, что было бы, произойди это у нас»: екатеринбуржец – о буднях на родине коронавируса

Накануне днем глава правительства Михаил Мишустин распорядился закрыть русско-китайскую границу на Дальнем Востоке. Радикальная мера вызвана растущими темпами распространения китайского коронавируса 2019-nCoV.

Прямо сейчас в Китае остаются десятки тысяч россиян, приехавших в страну к родственникам, на отдых или на заработки. Корреспондент ЕАН пообщался с уральцем, который не испугался распространения болезни и пока не намерен возвращаться из Поднебесной.

- Расскажите о текущей обстановке там, где вы сейчас находитесь.

- Я живу довольно далеко от Уханя – 2 тыс. км на север. Однако и у нас в Харбине, по текущим данным, – 15 зараженных с одним летальным исходом. Но паники никакой нет. Да, все начали носить маски, услышав о первой жертве. Да, власти издали распоряжение - все торговые центры, магазины, садики, школы, все закрыто, почти ничего не работает. Карантин продлится минимум до 8 февраля.

- Какие-то персональные меры предосторожности принимаете?

- Не выхожу из дома без маски. Вот и все. Выходные же. Никакой работы. Сиди дома – проветривай комнату. Выходишь куда-то – все под рукой, в шаговой доступности, никаких проблем. Проблема только в том, что сейчас, наверное, будет очень трудно выехать из страны. Но я себя здесь в опасности не ощущаю. Все нормально.

 «Держись, Ухань!»: художница из Екатеринбурга рассказала о жизни на родине китайского вируса-убийцы (ФОТО/ ВИДЕО) 

- А что за проблемы с перемещениями?

- Сухопутная граница с Благовещенском уже закрыта. Знакомая пыталась позавчера выехать, а проехать уже нельзя: есть ли у тебя билет, или ты Папа Римский – неважно, проехать нельзя, хоть тресни. В аэропортах – тоже проверки, огромное количество медиков, полицейских. Все в ОЗК, выдают какие-то трубки, измеряют температуру, что-то проверяют. На границах между провинциями машины останавливают, задают вопросы, все фиксируют.

- Какие-нибудь новости от коллег из Уханя поступают?

- Еще бы. Там, конечно, все куда сложнее. Город опустел. Прохожих на улицах практически нет. Жесткий режим – идешь без маски, тебя немедленно упаковывают в коробок. Повсюду патрули: медики, полиция. И, разумеется, все закрыто. Да, вообще все. Если у нас в Харбине хоть маленькие магазинчики с продуктами работают, то там даже еды не купить.

- Информация, наверное, едва-едва оттуда просачивается, учитывая специфику работы медиа в Китае…

- Да бросьте. Ограничить это невозможно. Тут же работает WeChat - это очень мощная платформа. Она глобальнее, чем «ВКонтакте» и WhatsApp вместе взятые. Смартфоны есть у каждого – начиная от маленьких детей и заканчивая глубокими стариками. Передача информации – вообще не проблема. Инсайды, слухи, видео – все расходится.

- Что, например, из последнего пришло?

- Утки о том, что вирус берет только азиатов, приходят регулярно. Разумеется, это все бред собачий. Такая же ерунда, как и слухи о «заговоре властей»: мол, зараженных – уже порядка 90 тыс., а погибших – 5-6 тыс.

- Ерунда ли?

- Полная. Если бы все было так, появились бы и другие подтверждения этому факту. Не нужно думать о Китае как о какой-то гипертоталитарной стране. Если бы дело действительно обстояло таким образом, появились бы другие подтверждения. Что-то скрыть при всем желании не получилось бы. Про технологии я уже рассказал…

 На Урале на борьбу с китайским вирусом-убийцей бросили ФСБ 

- О чем еще судачат местные?

- О, сейчас самое популярное видео – психоз врача из больницы Уханя. Она там буквально ревет: «Сто пациентов на врача каждый день, мест на всех не хватает, а количество прибывших увеличивается!» И по всему Китаю этот ролик распространился, никаких проблем.

- Врача, в общем-то, понять можно…

- Еще бы! Сначала десять пациентов, потом 100, потом 200, потом тысяча. Основные симптомы – кашель и температура. На дворе – зима, у нас в Харбине -26, половина местных – без шапок. И каждый сопливый, насмотревшись новостей, несется в больницу. И они даже в таких условиях нормально работают.

Не представляю, что было бы, произойди такое, скажем, у нас в Екатеринбурге. Как-то приятелю понадобилась помощь медицинская. Мы спросили у местных: «Какая больница у вас самая хорошая?» На меня как на дурака посмотрели и ответили: разницы никакой, идите в ближайшую. И действительно, в каждом районе есть больница – огромная, со всем необходимым материальным обеспечением, со всеми специалистами.

- Тем не менее вирусу дали распространиться…

- Все неудачно совпало. Был китайский Новый год. Когда болезнь пришла в движение, власти Уханя – уже когда было ясно, что вирус опасен, – организовали огромный праздник, вроде нашего Дня города. Все вышли на улицу, и, естественно, вирус очень быстро распространился. Поэтому и получилась столь резкая вспышка. А Ухань немаленький город - у них, кажется, два аэропорта, откуда люди двигаются по всему Китаю.

- Буквально час назад появилось сообщение о закрытии сухопутной границы…

- Я уже говорил, что на Благовещенск ее закрыли еще несколько дней назад. Закрыли – и закрыли. Лично мне здесь не страшно совсем. Это обычная пневмония. Да и болеют в основном пожилые люди. Самый молодой погибший – 48 лет на сегодняшний день. Моложе – нет. Понятно, что для взрослого организма это тяжело, а уж для стариков… Стариков-то здесь полно, продолжительность жизни – явно лучше, чем у нас. Их прямо видно на улицах - 75 – 80 лет. В общем, понятно, кто в группе риска. Молодой человек без должного лечения от пневмонии умрет, сколько в армии у нас пацанов умирало, а тут – старик.

Да и полно новостей, что вылечили и вылечили не одного человека, какое-то лекарство нашли. Здесь есть кому позаботиться о людях, серьезно. Видно, что государство способно побороть эту угрозу и делает все возможное для того, чтобы сделать это как можно быстрее.

 «Триазаверин», который рекламирует депутат Госдумы Петров, не вошел в список препаратов для борьбы с вирусом-убийцей 

Источник фото: ЕАН
Комментировать