December 6, 2019, 12:55 PM
Сергей Беляев

Возникновение новых «домашних» сект как бессилие «закона Яровой». Мнение Сергея Беляева

На протяжении двух недель одной из главных новостей Екатеринбурга остается убийство девятилетнего мальчика, тело которого было обнаружено 28 ноября. По версии следствия, к гибели ребенка причастны его родители, состоявшие в секте «Ученики Христа». Предположительно, мальчик умер после «обряда изгнания бесов».

Религиозная подоплека этой истории стала основной темой обсуждения в обществе и СМИ. Казалось бы, проблема с сектами, в которых морально и физически гибнут люди, ушла в прошлое. По сравнению с 1990-ми и началом 2000-х годов религиозный ландшафт в России стабилизировался. С одной стороны, укрепились позиции традиционных конфессий. Но они выступают скорее в качестве внешнего фасада духовного благополучия общества. С другой — граждане заметно охладели к религиозным течениям, стали разборчивее в этом вопросе.

Свою роль в регулировании духовной жизни попыталось сыграть и государство: закон об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих и о миссионерской деятельности является частью «пакета Яровой». Перечисленные факторы привели, скорее, к тому, что секты ушли из видимого поля зрения, но популярности не теряют.

Корни «Учеников Христа»

По своей внешней структуре секта «Учеников Христа» напоминает скорее неопротестантскую общину. По неподтвержденной информации, некоторые ее адепты были участниками неопротестантских движений и «Свидетелей Иеговы» (признаны экстремистской организацией в РФ). Не исключено, что там был взят и принцип организации секты. Вся община держится на одном лидере — Земфире Гайнуллиной, которая выполняет роль пастыря. На этом сходство с неопротестантскими движениями по сути заканчивается.

У секты отсутствует систематизированное учение. Идеология общины строится исключительно на проповедях Гайнуллиной, отрывки которых доступны в социальных сетях. В своих выступлениях «пастор» ссылается на собственные сверхъестественные «откровения». Как следует из ее записей, Гайнуллина объявила себя «Сыном Божьим».

Непонятно, какое значение в секте придается Библии (известно только, что ее нашли при обыске в квартире, в которой погиб мальчик). Из кодекса священных книг Земфира Гайнуллина взяла только общеизвестные имена и термины — Иисус Христос, святой дух, апостолы и тому подобное.

В идеологической части проповедь лидера «Учеников Христа» напоминает скорее учение основателя скандально известной секты «Белое братство» — Марии Дэви Христос (настоящее имя Марина Цвигун). Цвигун в 90-е годы объявила себя воплощением Иисуса Христа, а также его матерью и невестой. Апогеем ее деятельности стала попытка захвата в 1993 году Софийского собораСобор Святой Софии (Софийский собор, Киево-Софийский собор храм, построенный в первой половине XI века в центре Киева, согласно летописи, князем Ярославом Мудрым на месте победы в 1036 году над печенегами в Киеве. Впоследствии Цвигун была осуждена и приговорена к четырем годам лишения свободы. После отбывания наказания продолжила прежнюю деятельность.

В 1990-х годах известность также получил Сергей Тороп, объявивший себя «вторым пришествием Христа». Себя лично он переименовал в Виссариона. Примечательно, что после разгрома «Белого братства», часть адептов перешла в число последователей Виссариона. К слову, таким образом секты в настоящее время и пополняются. Нередко за счет неофитов, начавших религиозную жизнь в христианских общинах.

Вместе с тем сравнивать «Учеников Христа» с неопротестанскими общинами или проводить под ними общую черту некорректно. В основе секты Гайнуллиной лежат квазихристианские идеи, подкрепленные только личной «мессианской» харизмой лидера. Протестантские же пасторы привыкли ссылаться на Библию.

 Бессилие «закона ЯровойЗакон Яровой два законопроекта, декларировавшиеся их авторами как имеющие антитеррористическую направленность, были приняты в России в июле 2016 года. В СМИ и общественных дискуссиях закон стали называть именем одного из его авторов — Ирины Яровой. Пакет состоит из двух федеральных законов. Поправки, вносимые этим набором дополнений в федеральное законодательство, можно условно разделить на следующие части: -расширение полномочий правоохранительных органов; -новые требования к операторам связи и интернет-проектам; -новые требования к перевозчикам-экспедиторам и операторам почтовой связи; -усиление регулирования религиозно-миссионерской деятельности»

По сравнению с «Белым братством» и последователями Виссариона, где насчитывалось несколько тысяч адептов, масштаб деятельности «Учеников Христа» скромнее — всего несколько десятков членов. Но в современных реалиях малочисленность одной общины - это скорее в плюс. Кроме того, Гайнуллина со своими последователями несколько лет вела кочевой образ жизни, переезжая с проповедями из одного города в другой.

В теории деятельность «Учеников Христа» могла быть пресечена еще в 2016 году в связи с принятием «пакета Яровой», в рамках которого вносились поправки в ст. 5.26 (нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях) КоАП РФ.

Документом устанавливался запрет на ведение миссионерской деятельности за пределами территории, которая закреплена за религиозной общиной. К миссионерской деятельности приравнивались такие виды деятельности как проповедь, распространение религиозной литературы без маркировки и проведение служб.

Заниматься миссионерством, согласно поправкам, могут только зарегистрированные Минюстом РФ организации. У «Учеников Христа» официального статуса, по всей видимости, не было. Авторы закона о миссионерской деятельности заявляли, что поправки изначально были направлены против радикальных исламских проповедников.

 Открыл Библию – получил штраф: как работает «закон Яровой» 

Однако на практике закон начали «обкатывать» на зарегистрированных протестантских общинах (о чем ранее писал ЕАН). Сами пасторы считали, что силовики путали их с псевдохристианскими течениями.

«"Закон Яровой" призван защитить граждан России от угроз терроризма, но он не работает по своему прямому назначению. Мне неизвестно ни об одном случае, когда его применяли против террористов», — говорил пастор евангельских христиан-баптистов из Ноябрьска Алексей Телеус.

Видимо аналогичная ситуация возникла и с изобличением псевдохристианских сект. С законами о миссионерской деятельности (да и с другими нормами) их лидеры редко считаются.

Сколько в России бродячих общин, наподобие «Учеников Христа», сказать невозможно, поскольку никто такой статистики не ведет. Состав таких групп небольшой и соответственно их передвижения и собрания в больших городах проходят незаметно. Вдобавок к этому мини-секты размножаются почкованием — появление нового лидера в группе приводит к рождению новой общины.

Логично, что для контроля за сектами силовым ведомствам требуется больше ресурсов по сравнению с протестантскими общинами. Не говоря уже о том, чтобы отследить какого рода проповеди и обряды проводятся в таких группах.

Религиозная гигиена

Еще до появления государственных механизмов регулирования ключевую роль в борьбе с сектами пытались взять на себя традиционные конфессии. Особенно ярко в этой области себя проявили представители РПЦ МП, в том числе в Екатеринбурге. Однако, то была борьба с «внешним врагом».

 «На карандаш просятся сайентологи и кришнаиты» - в какого бога нельзя верить в России? 

В последние годы религиозные деноминации также столкнулись с проблемой мини-сект, но уже внутри самих себя. Так, в 2017 году в борьбе с фильмом Алексея Учителя «Матильда» активно проявили себя участники так называемого движения «царебожников» (учение, последователи которого ставят Николая II на один уровень со Христом).

По своей структуре «царебожники» не представляют единого движения, а делятся на десятки небольших общин с одним лидером. Нередко такие группы возглавляют священники. Между собой эти общины имеют существенные идеологические различия: от умеренно-монархических до радикальных (например, «Христианское государство», участники которого устроили серию поджогов в знак протеста против выхода фильма «Матильда»).

 «Православный ИГИЛ»: кто эти люди? 

Впрочем, «царебожники», это не единственная группа общин, которые по своим взглядам расходятся с христианским вероучениям. Так, в феврале 2019 года Епархиальный суд Чистопольской епархии Русской Православной Церкви лишил священного сана протоиерея Владимира Головина. На тот момент, в соцсетях у священника было более 80 тыс. подписчиков.

«Признать вину в создании сообщества, противопоставившего себя Церкви, ведении деятельности, носящей смущение в среду верующих, в искажении учения Церкви о молитве, упорном непослушании правящему архиерею, клевете на священноначалие и досаждении словом ряду архипастырей доказанной», — говорилось в постановлении церковного суда.

Поводом для претензий со стороны епархии стали специфические обряды, проводимые Головиным. В частности, чин «духовного лечения», который, по заявлению священника, избавлял от телесных и душевных недугов. Вопросы у священноначалия вызвали также проповеди священника, который предлагал пастве необычные образы для спасения. Например, Владимир Головин призывал представить, как Иисус Христос «справляет нужду».

Разгон «сообщества, противопоставившего себя Церкви» является скорее нонсенсом внутри РПЦ МП. Нередко, на существование подобных общин священноначалие закрывает глаза ради мира внутри епархий. Если же проводить массовую зачистку от такого рода внутрицерковных сект, они просто выйдут за пределы РПЦ МП. На данный момент, это происходит с общиной, которая образовалась вокруг Головина. Ряд ее членов в соцсетях заявили о разочаровании в Церкви после извержения протоиерея из сана.

Впрочем, проблема внутренних сект в настоящее время характерна не только для РПЦ МП. Но в виду ее статуса как доминирующей деноминации, последователи такого рода общин ведут себя смелее. Здесь можно опять-таки вспомнить о «Христианском государстве».

В других конфессиях конфликты с «домашними» сектами остаются на внутреннем уровне. Строгому контролю и перевоспитанию такие группы, как показала практика, редко поддаются. К примеру, общины «царебожников» существуют на протяжении не одного десятка лет.

Вместе с тем традиционные деноминации с конца «нулевых» потеряли позиции основных борцов с сектами. Из повестки полностью ушла просветительская деятельность миссионеров, которая 10 лет назад была единственной массовой профилактикой.

Запретительные меры на данный момент показывают свою неэффективность.

Источник фото: pixabay.com, Facebook.com Алексей Телеус, скриншот youtube.com
Комментировать